Пересказ комедии "Вишневый сад" Чехова А.П.

Действующие лица: Любовь Андреевна Раневская, помещица; Аня, ее дочь, 17 лет; Варя, ее приемная дочь, 24 лет; Леонид Андреевич Гаев, брат Раневской; Ермолай Алексеевич Лопахин, купец; Петр Сергеевич Трофимов, студент; Борис Борисович Симеонов-Пищик, помещик; Шарлотта Ивановна, гувернантка; Семен Пантелеевич Епиходов, конторщик; Дуняша, горничная; Фирс, лакей, старик 87 лет; Яша, молодой лакей. Действие происходит в имении Раневской.

План пересказа

1. Раневская с дочерью возвращается из Парижа в свое имение.
2. Лопахин предлагает план спасения имения, выставленного на торги.
3. Гаев и Раневская надеются спасти его другим образом, но у них нет денег.
4. Раневская рассказывает о своей жизни.
5. Во время торгов Раневская устраивает праздник.
6. Известие о покупке Лопахиным вишневого сада ошеломляет всех.
7. Прощание с вишневым садом.


Пересказ

Действие 1

Май, цветут вишневые деревья. В комнате, которая до сих пор называется детской, горничная Дуняша, Лопахин и Епиходов. Они говорят о том, что скоро должны приехать из Парижа хозяйка Любовь Андреевна Раневская и ее дочь Анна. Лопахин: «Любовь Андреевна прожила за границей пять лет, не знаю, какая она теперь стала... Хороший она человек. Легкий, простой человек. Помню, когда я был мальчонком лет пятнадцати, отец мой, покойный — он тогда здесь на деревне в лавке торговал — ударил меня по лицу кулаком, кровь пошла из носу... Любовь Андреевна, еще молоденькая, подвела меня к рукомойнику, вот в этой самой комнате. «Не плачь, говорит, мужичок, до свадьбы заживет...» Отец мой, правда, мужик был, а я вот в белой жилетке, желтых башмаках. Со свиным рылом в калашный ряд... Только что вот богатый, денег много, а ежели подумать и разобраться, то мужик мужиком...»

Лопахину не нравится, что Дуняша ведет себя как барышня. Епиходов постоянно что-нибудь роняет, натыкается на стулья: «Каждый день случается со мной какое-нибудь несчастье. И я не ропщу, привык и даже улыбаюсь». Вскоре слышатся голоса приехавших, и все идут встречать хозяйку.

Появляются Любовь Андреевна, Гаев, Аня, Шарлотта, Варя, Лопахин, Епиходов и Дуняша. Любовь Андреевна радуется возвращению домой: «Детская, милая моя, прекрасная комната...»

Уходят все, кроме Ани и Дуняши. Горничная начинает рассказывать, что Епиходов сделал ей предложение, но Аня не слушает ее. Приходит Варя: «Душечка моя приехала! Красавица приехала!» Аня: «Приезжаем в Париж, там холодно, снег. По-французски говорю я ужасно. Мама живет на пятом этаже, прихожу к ней, у нее какие-то французы, дамы, старый патер с книжкой, и накурено, неуютно. Мне вдруг стало жаль мамы, так жаль, я обняла ее голову, сжала руками и не могу выпустить. Мама потом все Ласкалась, плакала... Дачу свою около Ментоны она уже продала, у нее ничего не осталось, ничего. У меня тоже не осталось ни копейки, едва доехали. И мама не понимает! Сядем на вокзале обедать, и она требует самое дорогое и на чай лакеям дает по рублю...» Варя рассказывает, что имение и вишневый сад продадут за долги, потому что у них совсем не осталось денег. Аня спрашивает, не сделал ли еще Лопахин предложение Варе. Варя: «Я так думаю, ничего у нас не выйдет. У него дела много, ему не до меня... и внимания не обращает. Все говорят о нашей свадьбе, все поздравляют, а на самом деле ничего нет, все как сон...»

Они вспоминают, как шесть лет назад умер отец и утонул в реке маленький братик Гриша. Оказывается, что в имение приехал его бывший учитель Петя Трофимов. Сестры боятся, что он может напомнить Любови Андреевне про смерть мальчика.

Входят Фирс, Любовь Андреевна, Гаев, Лопахин и Симеонов-Пищик. Лопахин пытается завести разговор насчет вишневого сада, но Любовь Андреевна его не слушает, она слишком возбуждена своим возвращением домой. Лопахин говорит, что уже назначены торги, но имение можно еще спасти. Для этого надо только разбить его на участки под дачи. Так как место красивое, то эти участки быстро арендуют, и хозяева смогут заплатить долги за имение. Правда, для дач надо будет срубить вишневый сад. Ни Раевская, ни Гаев ничего не желают слушать про вырубку сада: «Какая чепуха!» Варя подает матери две телеграммы из Парижа, но та рвет их, не читая. Гаев произносит патетическую речь книжному шкафу: «Дорогой, многоуважаемый шкаф! Приветствую твое существование, которое вот уже больше ста лет было направлено к светлым идеалам добра и справедливости; твой молчаливый призыв к плодотворной работе не ослабевал в течение ста лет, поддерживая (сквозь слезы) в поколениях нашего рода бодрость, веру в лучшее будущее и воспитывая в нас идеалы добра и общественного самосознания». Всем неловко за него.

Входит Петя Трофимов. Раневская сначала не узнает его, но, вспомнив, что он бывший учитель ее сына, начинает плакать. Раневская: «Что же, Петя? Отчего вы так подурнели? Отчего постарели?» Трофимов: «Меня в вагоне одна баба назвала так: облезлый барин». Раневская: «Вы были тогда совсем мальчиком, милым студентиком, а теперь волосы негустые, очки. Неужели вы все еще студент?» Трофимов: «Должно быть, я буду вечным студентом».

Варя сообщает Яше, что к нему пришла мать из деревни, хочет повидаться, но он отвечает: «Очень нужно. Могла бы и завтра прийти». Все уходят, остаются только Гаев и Варя. Гаев говорит о своей сестре: «Вышла за недворянина и вела себя нельзя сказать чтобы очень добродетельно. Она хорошая, добрая, славная, я ее очень люблю, но, как там ни придумывай смягчающие обстоятельства, все же, надо сознаться, она порочна. Это чувствуется в ее малейшем движении». Гаев собирается взять в банке заем, предполагает, что ярославская бабушка и Лопахин могут дать денег взаймы, тогда имение не будет продано с аукциона. Аня верит ему.

Действие 2

Вечер. Двор около усадьбы. На скамье сидят Шарлотта, Дуняша, Яша и Епиходов. Шарлотта рассказывает: «У меня нет настоящего паспорта, я не знаю, сколько мне лет. Когда я была маленькой девочкой, то мой отец и мамаша ездили по ярмаркам и давали представления. А я прыгала salto mortale и разные штучки. И когда папаша и мамаша умерли, меня взяла к себе одна немецкая госпожа и стала меня учить. Я выросла, потом пошла в гувернантки. А откуда я и кто я - не знаю...» Шарлотта уходит.

Епиходов играет на гитаре. Он говорит, что у него есть револьвер, но он еще не знает, хочет ли он застрелиться или хочет жить. Он хочет поговорить с Дуняшей наедине. Но та отсылает его, остается с Яшей и говорит: «Меня еще девочкой взяли к господам, я теперь отвыкла от простой жизни, и вот руки белые-белые, как у барышни. Нежная стала, такая деликатная, благородная, всего боюсь... Страшно так. И если вы, Яша, обманете меня, то я не знаю, что будет с моими нервами... Я страстно полюбила вас, вы образованный, можете обо всем рассуждать». Яша (зевает): «Да-с... По-моему, так: ежели девушка кого любит, то она, значит, безнравственная». Дуняша уходит.

Приходят Любовь Андреевна, Гаев и Лопахин. Лопахин опять предлагает Раевской отдать имение под дачи. Но она по-прежнему не слушает его. Сегодня утром они ездили завтракать в ресторан и потратили почти все деньги. Но ей кажется, что имение можно спасти, Гаев ей обещает то же самое. Лопахин обзывает его бабой и хочет уйти. Лопахин: «Простите, таких легкомысленных людей, как вы, господа, таких неделовых, странных, я еще не встречал. Вам говорят русским языком, имение ваше продается, а вы точно не понимаете». Раневская просит его остаться и помочь что-нибудь придумать. Лопахин понимает, что от них не добьешься толку.

Любовь Андреевна вспоминает свою жизнь: «Я всегда сорила деньгами без удержу, как сумасшедшая, и вышла замуж за человека, который делал одни только долги. Муж мой умер от шампанского,- он страшно пил, — и, на несчастье, я полюбила другого, сошлась, и как раз в это время, — это было первое наказание, удар прямо в голову, - вот тут на реке... утонул мой мальчик, и я уехала за границу, чтобы не видеть этой реки... Я закрыла глаза, бежала, себя не помня, а он за мной... безжалостно, грубо. Купила я дачу возле Ментоны, так как он заболел там, и три года я не знала отдыха ни днем, ни ночью; больной измучил меня, душа моя высохла. А в прошлом году, когда дачу продали за долги, я уехала в Париж, и там он обобрал меня, бросил, сошелся с другой, я пробовала отравиться... Так глупо, так стыдно... И потянуло вдруг в Россию, на родину, к девочке моей... (Утирает слезы.) Господи, будь милостив, прости мне грехи мои! (Достает из кармана телеграмму.) Получила сегодня из Парижа... Просит прощения, умоляет вернуться... (Рвет телеграмму.)

Входят Трофимов, Варя и Аня. Лопахин подтрунивает над Трофимовым: «Ему пятьдесят лет скоро, а он все еще студент». Трофимов сердится: «Я, Ермолай Алексеич, так понимаю: вы богатый человек, будете скоро миллионером. Вот как в смысле обмена веществ нужен хищный зверь, который съедает все, что попадается ему на пути, так и ты нужен». Все смеются. Трофимов заводит разговор о высоких материях: «Человечество идет вперед, совершенствуя свои силы. Все, что недосягаемо для него теперь, когда-нибудь станет близким, понятным, только вот надо работать, помогать всеми силами тем, кто ищет истину. У нас, в России, работают пока очень немногие. Громадное большинство той интеллигенции, какую я знаю, ничего не ищет, ничего не делает и к труду пока не способно... Все серьезны, у всех строгие лица, все говорят только о важном, философствуют, а между тем у всех на глазах рабочие едят отвратительно, спят без подушек, по тридцати, по сорока в одной комнате, везде клопы, смрад, сырость, нравственная нечистота...» Лопахин: «Знаете, я встаю в пятом часу утра, работаю с утра до вечера, ну, у меня постоянно деньги свои и чужие, и я вижу, какие кругом люди. Надо только начать делать что-нибудь, чтобы понять, как мало честных, порядочных людей. Иной раз, когда не спится, я думаю: «Господи, ты дал нам громадные леса, необъятные поля, глубочайшие горизонты, и, живя тут, мы сами должны бы по-настоящему быть великанами...» Гаев пытается что-то сказать, но его останавливают. Тишина. Вдруг раздается звук лопнувшей струны, замирающий, печальный. Фирс: «Перед несчастьем то же было: и сова кричала, и самовар гудел бесперечь». Гаев: «Перед каким несчастьем?» Фирс: «Перед волей».

К ним подходит подвыпивший прохожий, просит дать ему немного денег. Раневская дает ему золотой. Варя не может поверить собственным глазам. Она корит мать за излишнюю расточительность, ведь людям в доме есть нечего, а та раздает милостыню. Уходят все, кроме Трофимова и Ани. Трофимов: «Варя боится, а вдруг мы полюбим друг друга, и целые дни не отходит от нас. Она своей узкой головой не может понять, что мы выше любви. Обойти то мелкое и призрачное, что мешает быть свободным и счастливым, вот цель и смысл нашей жизни. Вперед! Мы идем неудержимо к яркой звезде, которая горит там вдали!

 

Вперед! Не отставай, друзья!» Аня (всплескивая руками): «Как хорошо вы говорите!» Аня: «Что вы со мной сделали, Петя, отчего я уже не люблю вишневого сада, как прежде». Трофимов: «Вся Россия наш сад. Земля велика и прекрасна... Подумайте, Аня: ваш дед, прадед и все ваши предки были крепостники, владевшие живыми душами, и неужели с каждой вишни в саду, с каждого листка, с каждого ствола не глядят на вас человеческие существа, неужели вы не слышите голосов... Владеть живыми душами - ведь это переродило всех вас, живших раньше и теперь живущих, так что ваша мать, вы, дядя, уже не замечаете, что вы живете в долг, на чужой счет... Ведь так ясно, чтобы начать жить в настоящем, надо сначала искупить наше прошлое, покончить с ним, а искупить его можно только страданием, только необычайным, непрерывным трудом. Поймите это, Аня». Аня восхищена словами Пети. Вдалеке слышится голос Вари, зовущей сестру. Петя и Аня убегают от нее к реке.

Действие 3

Гостиная в имении. Слышно, как в передней играет оркестр. Вечер. В зале танцуют. Варя горько говорит: «Вот, наняли музыкантов, а чем платить?» Любовь Андреевна тоже понимает: «И музыканты пришли некстати, и бал мы затеяли некстати...» Гаев в городе, на торгах, и она беспокоится, что его долго нет. Судьба имения неизвестна.

Раневская заговаривает с Варей о Лопахине. Она не может понять, почему они никак не объяснятся друг с другом. Варя отвечает, что она сама не может сделать предложение Лопахину. Варя уходит. Раневская просит Петю успокоить ее. Ей очень тревожно, ведь в этот момент решается ее судьба. Трофимов отвечает, что с имением «давно уже покончено, заросла дорожка... Не надо обманывать себя, надо хоть раз в жизни взглянуть правде прямо в глаза». Любовь Андреевна: «Какой правде? Вы видите, где правда и где неправда, а я точно потеряла зрение, ничего не вижу. Вы смело решаете все важные вопросы, но скажите, голубчик, не потому ли это, что вы молоды, что вы не успели перестрадать ни одного вашего вопроса? Вы смело смотрите вперед, и не потому ли, что не видите и не ждете ничего страшного, так как жизнь еще скрыта от ваших молодых глаз? Вы смелее, честнее, глубже нас, но вдумайтесь, будьте великодушны... пощадите меня. Ведь я родилась здесь, здесь жили мои отец и мать, мой дед, я люблю этот дом, без вишневого сада я не понимаю своей жизни, и если уж так нужно продавать, то продавайте и меня вместе с садом... (Обнимает Трофимова, целует его в лоб.) Ведь мой сын утонул здесь... (Плачет.) Пожалейте меня, хороший, добрый человек». Петя вместо этого протягивает ей телеграмму. Любовь Андреевна на этот раз не рвет ее, задумывается, не поехать ли в Париж, ведь «этот дикий человек» опять заболел... Раневская признается: «Это камень на моей шее, я иду с ним на дно, но я люблю этот камень и жить без него не могу». Петя пытается внушить Раневской, что этот человек обобрал ее, что он негодяй, ничтожество. Петя не понимает, что говорит бестактно. Раневская парирует: «Надо быть мужчиной, в ваши годы надо понимать тех, кто любит. И надо самому любить... надо влюбляться! (Сердито.) Да, да! И у вас нет чистоты, а вы просто чистюлька, смешной чудак, урод... Вы не выше любви, а просто вы недотепа. В ваши годы не иметь любовницы!.» Петя в ужасе от этих слов убегает: «Между нами все кончено!» Любовь Андреевна кричит вслед: «Петя, погодите! Смешной человек, я пошутила!»

Яша и Фирс смотрят на танцующих. Старый Фирс выглядит больным, ему тяжело стоять. Решается и его судьба: если имение продадут, ему некуда деться. «Куда прикажете, туда и пойду», - говорит он Раневской. Яше безразличны переживания хозяев. Его заботит одно: чтобы хозяйка опять взяла его в Париж: «Вы сами видите, страна необразованная, народ безнравственный, притом скука, на кухне кормят безобразно... Возьмите меня с собой, будьте так добры!»

В зале продолжается веселье: Шарлотта показывает фокусы, Дуняша кокетничает. Варя, раздраженная неуместным праздником, придирается к Епиходову, гонит его прочь из дому, замахивается палкой и случайно попадает по голове только что приехавшему Лопахину. Окружающим не терпится узнать результаты торгов. Любовь Андреевна торопит Лопахина и Гаева: «Говорите же!» Лопахин сконфужен, Гаев выглядит расстроенным. Любовь Андреевна: «Продан вишневый сад?» Лопахин: «Продан». Любовь Андреевна: «Кто купил?» Лопахин: «Я купил». Любовь Андреевна угнетена. Варя снимает с пояса ключи, бросает их на пол и уходит.

Лопахина наконец прорвало, он рассказывает о торгах, радуется, хохочет: «Вишневый сад теперь мой! Мой! Скажите мне, что я пьян, не в своем уме, что все это мне представляется... (Топочет ногами.) Не смейтесь надо мной!.. Я купил имение, где дед и отец были рабами, где их не пускали даже в кухню. Я сплю,
это только мерещится мне... (Поднимает ключи.) Бросила ключи, хочет показать, что она уж не хозяйка здесь... Эй, музыканты, играйте! Приходите все смотреть, как Ермолай Лопахин хватит топором по вишневому саду! Настроим мы дач, и наши внуки и правнуки увидят тут новую жизнь... Музыка, играй!»

Любовь Андреевна опустилась на стул и горько плачет. Лопахин утешает ее: «Отчего же вы меня не послушали? Бедная моя, хорошая, не вернешь теперь. (Со слезами.) О, скорее бы изменилась как-нибудь наша нескладная, несчастная жизнь...»

Раневская остается одна, «сжалась вся и горько плачет». Входят Аня и Петя. Аня бросается обнимать и успокаивать мать: «Не плачь, мама, у тебя осталась жизнь впереди, осталась твоя хорошая, чистая душа... Мы насадим новый сад, роскошнее этого... и ты улыбнешься, мама! Пойдем, милая! Пойдем!..»

Действие 4

Октябрь. Декорация первого акта. Нет ни занавесей на окнах, ни картин, осталось немного мебели, которая сложена в один угол, точно для продажи. Чувствуется пустота. Входят Раневская и Гаев; она бледна, лицо ее дрожит, она не может говорить. Лопахин предлагает шампанского на прощанье, но никто не откликается. Тогда шампанское достается Яше, он не отказывается выпить, да еще и критикует: «шампанское не настоящее». Яша смеется от удовольствия: его берут в Париж. До отъезда остается двадцать минут.

Входит Трофимов, ищет свои калоши. Лопахин говорит ему, что тоже уезжает: «Я все болтался с вами, замучился без дела. Не могу без работы..» Трофимов собирается в Москву. Лопахин подтрунивает: «Что ж, профессора не читают лекций, небось все ждут, когда приедешь!.. Сколько лет, как ты в университете учишься?» Трофимов вяло отмахивается. Говорит: «Знаешь, мы, пожалуй, не увидимся больше... Как-никак, все-таки я тебя люблю. У тебя тонкие, нежные пальцы, как у артиста, у тебя тонкая, нежная душа...» Лопахин растроган, предлагает ему денег на дорогу, но Петя отказывается: «Я свободный человек. И все, что так высоко и дорого цените вы все, богатые и нищие, не имеет надо мной ни малейшей власти, вот как пух, который носится по воздуху. Я могу обходиться без вас, я силен и горд. Человечество идет к высшей правде, к высшему счастью, какое только возможно на земле, и я в первых рядах!» Лопахин: «Дойдешь?» Трофимов: «Дойду... Дойду или укажу другим путь, как дойти».

 

Слышно, как вдали стучат топором по дереву. Лопахин прощается с Петей: «Когда я работаю подолгу, без устали, тогда мысли полегче, и кажется, будто мне тоже известно, для чего я существую. А сколько, брат, в России людей, которые существуют неизвестно для чего... Леонид Андреич, говорят, принял место, будет в банке, шесть тысяч в год... Только ведь не усидит, ленив очень...»

Входит Аня, передает просьбу матери, чтобы не рубили сада до ее отъезда. Лопахин идет распорядиться. Сначала Аня, потом Варя спрашивают, отправили ли Фирса в больницу. Яша отвечает, что «утром говорил...», то есть он переложил это дело на других. К Яше приходит проститься его мать. Яша недоволен: «Выводят только из терпения». Дуняша плачет: «Вы уезжаете, меня покидаете...» Яша пьет шампанское: «Здесь не по мне, не могу жить... ничего не поделаешь. Насмотрелся на невежество - будет с меня. Ведите себя прилично, тогда не будете плакать».

Входят Гаев и Раневская. Любовь Андреевна: «Прощай, милый дом, старый дедушка. Пройдет зима, настанет весна, а там тебя уже не будет, тебя сломают...» Аня не разделяет грусти матери, она довольна: «Начинается новая жизнь!.. Я подготовлюсь, выдержу экзамен в гимназии и потом буду работать...» Показывается запыхавшийся Пищик. Он рассказывает, что в его имении нашли белую глину. Теперь англичане взяли у него имение в аренду и заплатили много денег.

Раневская говорит, что у нее две заботы — это больной Фирс и Варя. Она слышит, что старика отправили в больницу, и успокаивается. Любовь Андреевна заговаривает с Лопахиным о Варе: «Я мечтала выдать ее за вас...» Лопахин готов сделать предложение. Раневская зовет Варю и оставляет их наедине. Варя делает вид, будто ищет что-то. Лопахин все никак не может начать разговор. Вдруг его кто-то зовет, и он быстро уходит, точно ждал этого зова. Варя, сидя на полу, тихо рыдает.

Последние приготовления перед отъездом. Раневская и Гаев прощаются с домом. Аня: «Прощай, старая жизнь!» Петя подхватывает: «Здравствуй, новая жизнь!» Все, кроме Гаева и Раневской, выходят. «Они точно ждали этого, бросаются на шею друг другу и рыдают сдержанно, тихо, боясь, чтобы их не услышали». Любовь Андреевна: «О мой милый, мой нежный прекрасный сад!.. Моя жизнь, моя молодость, счастье мое, прощай!..»

Сцена пуста. Слышно, как на ключ запирают все двери, как отъезжают экипажи. Среди тишины раздается глухой стук по дереву, звучащий одиноко и грустно. Слышатся шаги, показывается Фирс: «Заперто. Уехали... Про меня забыли... Ничего... я тут посижу... Жизнь-то прошла, словно и не жил. Я полежу... Силушки-то у тебя нету, ничего не осталось, ничего... Эх ты... недотепа!..» Лежит неподвижно.

 

Слышится отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий, печальный. Наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву.

Печать Просмотров: 25787
Версия для компьютеров