Пересказ романа "Петр I" Толстого А.Н.

План пересказа


1. Жизнь крестьянина Ивана Артемича Бровкина.
2. Смерть Федора Алексеевича. Царем провозглашают малолетнего Петра.
3. Алешка Бровкин знакомится с Алексашкой Меньшиковым.
4. Мысли царевны Софьи о любви и власти.
5. Народ бунтует, боясь, что убили наследника. Бунт стрельцов.
6. Алексашка Меньшиков знакомится с мальчиком Петром.
7. Занятия юного царя. Появление потешного войска.
8. Бесславный крымский поход русского войска.
9. Юный Петр занимается науками. Влюбленность в Анну Монс.
10. Строительство судов для российского флота.
11. Петр женится и уезжает на Переяславское озеро для строительства кораблей.
12. Еще один крымский поход.
13. Против Петра замышляется заговор.
14. Петр бежит в Троице-Сергиеву лавру. Его сторонники присоединяются к нему.
15. Петр расправляется с бунтарями.
16. В доме Лефорта Петр и Анна Монс говорят о любви.
17. Евдокия, жена Петра, рожает.
18. Петр проводит потешную войну. Народ ужасается.
19. В Архангельске Петр занимается строительством морских кораблей.
20. Петр возвращается в Москву. Умирает его мать. Он ссорится с женой и встречается с Анхен.

21. Неудачный поход на Азов.
22. Взятие Азова через два года.
23. Царь направляет московских дворян за границу и едет сам под именем Петра Михайлова.
24. Петр в Германии, Голландии, Англии.
25. Слухи об исчезновении Петра. Стрелецкий бунт.
26. Возвращение Петра. Он выясняет причины бунта. Казнь стрельцов.
27. Боярин Буйносов недоволен политикой царя. В его доме все идет по старинке.
28. Смерть Лефорта.
29. Дом для Анны Монс, куда приезжает царь.
30. Петр учит купцов жить по-новому.
31. Строительство корабля «Крепость».
32. Русский флот в Азовском море. В Константинополе переполох.
33. Создание регулярного войска.
34. Празднование нового года переносится с 1 сентября на 1 января.
35. Спуск кораблей на воду.
36. Любовница шведского короля собирает сведения о России. Карл решает начать войну.
37. Петр дает деньги Демидову для строительства заводов на Урале.
38. Заключение мира с турками.
39. Русские войска движутся к границе. Карл идет на Ригу.
40. Поражение. Петр готовит войско к новой битве.
41. Победы русских воинов. Взятие шведских крепостей Мариенбурга и Нотебурга (Орешка).
42. Триумфальное возвращение царя-победителя.
43. Начало строительства Петербурга.
44. Царевна Наталья знакомится с Катериной, новой любовью царя.
45. Петр решает с войском идти под Нарву.
46. Действия короля Карла, короля Августа и Петра I.
47. Взятие Юрьева.
48. Штурм и взятие Нарвы.

 

Пересказ

Книга I


Глава 1

 

1

«Прокисшая» изба Ивана Артемича — Ивашки, по прозвищу Бровкина. На печи под бараньим тулупом его дети: Санька, Яшка, Гаврилка и Артамошка, все босые, в рубашонках до пупка. Хозяйка с исплаканным морщинистым лицом творит тесто. У Бровкина двор считается крепким: конь, корова, четыре курицы. Хозяин в сермяжном кафтане, в лаптях, запрягает лошадь, чтобы ехать на усадьбу дворянского сына Волкова.

2
«Узкие навозные» улицы Москвы. Иван Артемич, лежа в санях, думает о жизни мужика, с которого дерут три шкуры. По дороге он встречает волковского крестьянина Цыгана, бывшего лет пятнадцать в бегах. Цыган говорит Ивашке, что помирает царь, быть теперь смуте, что кроме мальчонки Петра Алексеевича некому быть царем, а «он едва титьку бросил».

3
Боярский двор Василия Волкова. От сторожа Ивашка узнает, что приказано везти в Москву ратных людей, а пока велено ночевать в дворницкой избе. Здесь Иван Артемич видит своего сына Алешку, отданного за недоимку боярину в кабалу. Отец просит сына съездить вместо него.

4
У Василия Волкова остался ночевать и мелкопоместный сын дворянский Михайло Тыртов. Он жалуется на тяжелую безысходную жизнь: замучили дани, оброки, пошлины. Казна не платит жалованье стрельцам. Только в Москве на Кукуе-слободе у немцев жизнь хорошая, у иноземцев. По дорогам разбойники грабят купцов. Тыртов спрашивает Волкова, пойдет ли он доносить на него, на что Волков после долгого молчания ответил, что не донесет.

5
Алешка приходит с обозом в Москву, где осматривали ратников и коней. У Цыгана и у Алешки отняли лошадей. Волков пригрозил выпороть Алешку. Михайло Тыртов посылает его к Тверским воротам, к Даниле Меньшикову за помощью. Алешка убежал и больше не пришел.

6
Низкие своды царских палат. Умирает царь Федор Алексеевич. В другом конце палаты сестры, тетки, дядья, ближние бояре шепчутся, кого сказывать царем - Петра, сына Нарышкиной, или Ивана, сына Милославской. Петр - «горяч умом, крепок телесно, Иван - слабоумный, больной...» Решают: быть царем Петру.

Вошла сестра Софья, закричала, завыла. Бояре прощаются с умершим царем. Патриарх выходит на крыльцо и перед тысячной толпой провозглашает царем Петра.

 

7

Алешка появился на данилином дворе. Войдя в дом, обмер, увидев, как Данила Меньшиков порол своего сына, говоря, что он от рук отбился, заворовался.

В дверь вошли трое. Овсей Ржов сказал, что царь помер, Нарышкины с Долгорукими Петра крикнули. «Вот беда, какой не ждали... Все в кабалу пойдем к боярам да к никонианам...»

8
Алешка Бровкин знакомится с Алексашкой Меньшиковым, и они вместе решают бежать.

9
Царев кабак. Грязь, крик, шум, ругань. Некоторые пропиваются до последнего гроша.

10
В царев кабак стрельцы привели полуживого человека, избитого на Кукуе в Немецкой слободе. Стрельцы недовольны, что немцы всем завладели; Овсей Ржов говорит, что жалованье второй год не идет. Недовольны и купцы: всю торговлю захватили иноземцы. Стрельцы поволокли избитого на Красную площадь — показывать.

11
Алексашка и Алешка видят вдоль стен Кремля на берегу рва виселицы с повешенными ворами. Мальчики идут через площадь. Алексашка прикидывается убогим, выпрашивает милостыню.

На площади появляются два всадника: князь Иван Андреевич Хованский (по прозвищу Тараруй), воевода, ненавидевший Нарышкиных. Второй - Василий Васильевич Голицын. Хованский настраивает стрельцов против Нарышкиных. Зовет стрельцов за реку, в полки «говорить».

12
Алешка с Алексашкой провожают избитого посадского к нему домой. Им оказался купец Федька Заяц, торговавший с лотка пирожками. Назавтра, благодаря ловкости Алексашки, мальчики пошли вместо Зайца торговать пирожками. С шутками и прибаутками Алексашки пироги раскупались быстро.

13
У Михайлы Тыртова ни службы, ни денег, в кабаке он заложил саблю и пояс. Деньги скоро кончились. В Москве он разыскивает Степку Одоевского, друга. Просит помочь выбиться из нищеты. Степка советует донести на кого-нибудь, да и оттягать его добро. После Мишкиного отказа, унизив его, Степка велит Мишке во всем повиноваться ему.

14, 15
Царевна Софья в светлице мечтает о своем возлюбленном Василии Васильевиче Голицыне. Входит Голицын, сообщает Софье, что внизу ждут Иван Михайлович Милославский да Иван Андреевич Хованский с великими вестями. Узнав от них, что Матвеев уже в Москве, срамит Милославских и Голицына. Софья замышляет поднять стрельцов против царицы Натальи Кирилловны, матери Петра, истребить всех Нарышкиных, а самой сесть на царство.

16, 17
Алексашка и Алешка уходят от Зайца: он перестал доверять мальчикам и побил их. На улицах они видят много разного люда, стрельцов, слышат крики недовольства, призывы к бунту. В толпу врезается на коне Толстой Петр Андреевич, племянник Милославского. Он кричит, что Матвеев и Нарышкины задушили царевича Ивана и Петра задушат, если не идти на Кремль. Толпа с ревом кидается к мосту. Алешка и Алексашка видят, как многотысячная толпа с криками «Давай Матвеева, давай Нарышкиных!» кинулась к Кремлю.

18, 19
К царице Наталье Кирилловне входит патриарх Иоаким. Здесь же Матвеев. Быстро входят Софья, Голицын и Хованский. Софья требует, чтобы царица вышла к народу, там кричат, что детей убили. Патриарх требует вынести царевичей на Красное крыльцо. Царица и Матвеев показывают народу Ивана и Петра. Хованский и Голицын уговаривают людей разойтись, но голоса звучат все злее... Князь Михайла Долгорукий пытается прогнать стрельцов, но его сбрасывают с колокольни в топчущую, рвущую его толпу. Тут же набросились и на Матвеева, и его тело перевалилось на выставленные копья. Алексашка и Алешка вместе с толпой ворвались во дворец.

Глава 2

1
После бунта и истребления многих бояр стрельцы, получив жалованье, разошлись, и все пошло по-старому. «Над Москвой, над городами, над сотнями уездов... кисли столетние сумерки — нищета, холопство, бездолье».

 

В Москве стало два царя - Иван и Петр, и выше их — правительница Софья. Стрельцы, подстрекаемые раскольниками, снова пытались бунтовать. Софья с царями и боярами покинула Кремль, а на стрельцов был натравлен конный отряд со Степкой Одоевским. В Пушкине стрельцы, беспечно спавшие, были порублены. Отрубили голову и Хованскому. Узнав о казни, стрельцы кинулись в Кремль, приготовились к осаде. Софья уехала в Троице-Сергиево. Стрельцы испугались, послали в Троицу челобитную. В Москве — опять тишина, безысходность.

2
Алексашка и Алешка лето прошатались вокруг Москвы. Ловили птиц, рыбу, продавали, воровали ягоды, овощи. Однажды во время рыбалки Алексашка увидел на другом берегу мальчика. Это был Петр. Своей смелостью, прибаутками и хитростью Алексашка заинтересовал царя, получил от него рубль.

Зимой Алексашка попрошайничал. Неожиданно он наскочил на своего отца, который кинулся за мальчиком с ножом. Алексашка вскочил на запятки кареты, которая въехала на Кукуй. Там он понравился Лефорту, который взял его к себе на службу.

3
Петр с царицей обосновались в Преображенском. Он занимается с дядькой Никитой Зотовым, но больше увлекается потешным войском. Для воинской потехи он требует сто добрых молодых мужиков, мушкетов, пушки. Однажды мальчик исчезает. Во дворце переполох. Петра находят у немцев на Кукуе, Лефорт показывает ему много интересного, любопытного. Лефорт очень привлекает Петра: он умен, красив, весел, добродушен. С трудом удается вернуть Петра домой: так ему интересно. На Кукуе Петр впервые видит красивую девочку, дочь Иоганна Монса.

4-6
Польский король Ян Собесский подписывает с Москвой вечный мир и возвращение Киева с городами. Полякам нужно, чтоб русские войска охраняли украинские степи от турецкого султана.

Василий Васильевич Голицын ведет беседу с приезжим из Варшавы иноземцем Невиллем о необходимых преобразованиях в России. Тайно приезжает Софья. Софья убеждает Голицына «воевать Крым». Умный Голицын считает, что воевать нельзя: «войска доброго нет, денег нет». Нужны два-три года без войны. Но «говорить, убеждать, сопротивляться — все равно было без пользы».

7
У Петра уже человек триста потешных солдат. К войску приставлен генерал Автоном Головин. Петр начал не шутя проходить военную науку в первом Преображенском батальоне. Франц Лефорт дает Петру полезные советы. Огнестрельному и гранатному бою обучает иноземный капитан. Это уже не потеха. В полях много побили скота и перекалечили народу.

8-10
На Кукуе часто беседуют о молодом царе Петре. Иоганн Монс рассказал, как Петр однажды посетил его и интересовался устройством музыкального ящика. В Дворцовом приказе в сводчатых палатах записывают в книгу, какие товары взяты для Петра у Лефорта. Петр, одевшись в немецкое платье и парик, едет к Лефорту на именины. Он придумал веселую шутку: приехал на Кукуй в карете, запряженной свиньями. Забавная шутка понравилась Лефорту и гостям. Петр видит пляшущего Алексашку.

11
На пиру у Лефорта Петр впервые пробует хмельного. Он учится танцевать, танцует с Анхен. Плененный ее близостью, он бежит за ней. Когда Анхен отправляет Петра спать, Алексашка провожает его домой. В опочивальне царь сказал Алексашке: «Быть тебе постельничим...»

Глава 3

1
Василий Васильевич Голицын, несмотря на сильное сопротивление дворян и недобрые знамения, пытается собрать ополчение для похода на Крым. Из Москвы приходят нерадостные вести, будто в Кремле стали прислушиваться к Петру.

Голицын, наконец, со стотысячным войском выступил на юг. Продвигались с трудом, медленно. Извозные мужики умирают от жажды. Татары поджигают степь, идти дальше невозможно: ни воды, ни корма. Крымский поход окончился без славы. Народ доведен до нищеты.

2
Мазепа, есаул, и писарь Кочубей, тайно придя к Голицыну, сказали, что степь поджигал гетман Самойлович. Гетмана за предательство «ссадили». Новым гетманом становится Мазепа. За это Голицын получил от Мазепы бочонок с золотом.

 

3
В Преображенском по плану генерала Франца Лефорта и Симона Зоммера укрепляется крепость; в двух батальонах, Преображенском и Семеновском, идет серьезное обучение солдат. Петр изучает математику и фортификацию. Бояре возмущены, что Петр ведет себя не по-царски, «основу шатает». Новую крепость наименовали стольный град Прешпург.

4
Петру полюбился Алексашка Меньшиков за ловкость, веселость, проворство. И Лефорт хвалил его: «Мальчишка пойдет далеко, предан, как пес, умен, как бес». Алексашка приводит к Петру Алешку Бровкина, которого царь назначает ротным барабанщиком. Петр неравнодушен к Анне Монс. Алексашке он жалуется на Софью, братца Ванечку, бояр, говорит, что его тяготит соблюдение царских обязанностей.

5
В Преображенском в корабельной мастерской строятся суда по амстердамским чертежам. До царицы Натальи Кирилловны доходят слухи, что в Москве народ обнищал от крымских поборов, бежит к раскольникам, которые уговаривают людей жечься живыми. Неспокойно и на Дону. Царицу беспокоит поведение сына, она хочет женить его на Евдокии Лопухиной. Наталья Кирилловна с радостью встречает двоюродного брата Василия Голицына, князя Бориса Алексеевича Голицына, человека богатого, умного, любившего забавы и веселую компанию. Петр полюбил Бориса Алексеевича.

Софья, узнав, что на Кукуе собираются «всепьянейшие» сборища, в гневе посылает туда боярина Ромодановского, который по возвращении докладывал: «Шалостей и забав там много, но и дела много... В Преображенском не дремлют...»

6
Василий Голицын просит у Софьи в присутствии бояр тысяч пятьсот серебром и золотом для выдачи трехмесячного жалованья войскам. Он предлагает разрешить французским купцам вывозить товары на восток через Русскую землю: появятся дороги в Сибири, разовьется рудное дело. Бояре против. Зная, что Голицын без денег не уедет, предлагают увеличить подати и налоги, даже на лапти. Дума ничего не решила.

 

7,8
Умирает Иоганн Монс. Остались сиротами Анхен и двое маленьких братьев. Мать сообщает Петру, что хочет его женить. «Ну, надо, - так жените... Не до того мне», — сказал Петр.

 

Глава 4

1,2
Ивашка Бровкин привез в Преображенское господину Василию Волкову столовый оброк, собранный с оскудевшей деревеньки. Он не сразу признал своего сына Алешу. Сын дал отцу горсть серебра.

Недовольный привезенным Ивашкой товаром, Волков схватил Ивашку за волосы, говоря, что холопов он волен бить и что царь ему не указ. Чтобы не донесли на него за эти слова, он дает взятку Алексашке Меньшикову и кусок сукна Алешке.

Накануне свадьбы Петра Алексашка находит царя, они тайно едут в слободу. Свадьба Петра играется по древнему обычаю.

3
В конце февраля русское войско снова двинулось на Крым. В мае стодвадцатитысячное войско дошло до Зеленой Долины. Через «языка» узнали, где орда и хан. Бой шел под сильным дождем. Татары отступили.

4, 5
Евдокия, измаявшись, пишет письмо Петру Алексеевичу, уехавшему через месяц после свадьбы на Переяславское озеро. Петру некогда читать письма жены и матери. Он живет в новорубленой избе на верфи. Строится третий корабль. Люди падали от усталости. Петру не терпелось выйти в море.

6
На Алешкины деньги Ивашка поднял хозяйство, стал на ноги. Подрастали сыновья-помощники.

С войны, из Крыма, стало возвращаться войско. Вернулся Цыган. От Бровкина он узнал, что от его хозяйства ничего не осталось, все порушено. Он просит Ивашку не говорить, что приходил, и исчезает.

7
Около харчевни стрельцы, бывшие на карауле во дворце, сообщили Овсею Ржову, что Федор Шакловитый от имени царевны Софьи настраивал стрельцов против Натальи Кирилловны и Петра. Стрельцы решают действовать без шума, подпалить Преображенское и в огне взять ножами.

 

8,9
В Москву все еще бредут после войны раненые, калеки, беглые. На дорогах, на мостах, в темных переулках грабежи. «Озлобленно, праздно, голодно шумел огромный город». Во всех московских бедах богатый боярин Михаил Тыртов и Степка Одоевский обвиняют царицу Наталью Кирилловну и Льва Кирилловича. Тыртова не слушают. Голодным, измученным людям все равно уже — что царевна Софья, что Петр. «Всем надоело — скорее бы кто-нибудь кого-нибудь сожрал. Софья ли Петра, Петр ли Софью... Лишь бы что-нибудь утвердилось...» Шакловитый предлагает подбить стрельцов идти в Преображенское хлеба просить, чтобы удалить народ из Москвы.

10
К Петру на берег Переяславского озера приезжает дядя Лев Кириллович. Он сообщает племяннику о заговоре и просит срочно ехать в Москву.

11
Обедня в Успенском соборе. На царском месте Софья, по правую руку Иван, по левую — Петр. В отличие от Софьи вид у него не царский. Бояре усмехаются: «Несуразный вьюноша, и стоять не может, топчется, как гусь, косолапо, шею не держит». Во время крестного хода Иван отказался нести образ Казанской владычицы. Митрополит, обойдя Петра, поднес образ Софье. Петр громко потребовал отдать икону. Софья не обратила на него внимания. Иван советует Петру помириться с ней.

12
Шакловитый говорит Василию Голицыну о заговоре. Замышляется убийство Петра. Василий Васильевич в раздумье. Он спускается в подполье к колдуну.

13
Люди царевны распространяют слухи, что разбои на улицах, которые совершали Одоевский, Тыртов и другие близкие люди царевны, якобы дело рук Льва Кирилловича. Рассказывали, что в Преображенском подбрасывали гранаты туда, где Петру идти, но они не взорвались. Бродящий народ, раскричавшись на базарах, собирался идти в Преображенское на погромы, но натыкался на солдат.

 

14
Василий Волков как «стольник царя Петра с царским указом» приехал в Москву разведать, что делается в городе. Его схватили и потащили в Кремль на допрос к Софье. Волков молчал. Софья приказывает отрубить ему голову. Кто-то остановил палача. Старик караульный подсказал Волкову, как бежать. Два стрельца, недовольных, направляются сообщить Петру, что на него замышляется убийство.

16
Петру не спится. Он вспоминает, как Софья велела подбросить гранату, как с ножом подсылала, как яд в бочонок с квасом подсыпали. Ночью Петр узнает от прибежавших стрельцов о заговоре и в одном нижнем белье бежит в Троице-Сергиевскую лавру. Утром на заре он уже был там.

17
Софье не удалось ударить в набат и собрать стрельцов. Из Преображенского все ушли в Троицу. К Петру переходили некоторые бывшие сторонники Софьи, в том числе Иван Цыклер и патриарх Иоаким. Все забыли про Софью. Она решает сама ехать в Преображенское.

18, 19
В лавре целое нашествие, не хватает места, хлеба, корма лошадям. Все понимают: решается великое дело, меняется власть. Петр очень изменился. Ему стыдно за бегство в одной сорочке. Это понимает Лефорт и успокаивает друга. Он советует Петру проявить осторожность в борьбе с Софьей, учит его политике. Мать не нарадуется на сына. Вокруг нее толпятся бояре, недовольные, что всеми делами ворочает Борис Голицын.

Подскакавший к лавре стрелец сообщает, что Софья в десяти верстах от Преображенского. Софье приказано ждать посла от Петра. Приехавший боярин Троекуров вручил указ Петра вернуться Софье в Москву и ждать его государевой воли. Софья в гневе.

20
Борис Голицын в письме к двоюродному брату Василию Васильевичу убеждает его перейти на сторону царя Петра. Тот медлит. Софья напрасно пытается привлечь народ на свою сторону. Народ требует выдать Шакловитого, и хотя Софья протестует, его хватают.

 

К Голицыну приводят колдуна. Он едет с ним в подмосковное имение. Сын сообщает Василию Васильевичу, что уже были из лавры с требованием поторопиться в Троицу. Он решается ехать, но перед отъездом поджигает предбанник, где сидел колдун Васька Силин, сказав: «Много знаешь, пропади!»

21, 22
В подземелье допрашивают многих людей, пытают Федора Шакловитого. Петр присутствует на допросах. Василия Голицына от кнута и пыток спасает брат Борис Алексеевич Голицын.

Василия Голицына отправляют в ссылку в Каргополь, лишив его боярства, поместий и крепостных.

23
Со сторонниками Софьи расправились, а Софью без шума перевезли из Кремля в Новодевичий монастырь.

Сторонники Петра были жалованы землицей и деньгами. Перемен особенных не случилось. В октябре Петр с потешными полками пошел в Москву. Толпы народа встречали царя с иконами, хоругвями, караваями. Все было готово для казни выборных стрельцов, но молодой царь голов не рубил.

Глава 5

1
Лефорт за Троицкий поход пожалован в генералы, стал важным человеком. Он с полуслова понимал желания царя, стал ему необходим. Петр не жалеет денег на постройку дома для Лефорта. Он без оглядки бросается в удовольствия, пиры и танцы. Одновременно идут работы в крепостце, в новые платья разных цветов одеваются петровские полки.

2, 3
Танцзал во дворце Лефорта. Иностранные гости ведут деловые разговоры, неодобрительно говорят о неумении русских бояр вести дела при таких природных богатствах. Иностранцы гнут свою линию. Им нужен русский лес, кожа, деготь, лен, холст. Русских людей они называют ворами, а Россию проклятой страной. Входит Петр в Преображенском кафтане. Среди веселья Петр слушает рассуждения иностранцев о государстве, о торговле, о дурных законах в России, о бесправии русской женщины.

4
Петр с Алексашкой едет к Покровским воротам, где казнят женщину. Она зарыта в землю, торчит только голова. Женщина отказывается отвечать царю, за что она убила мужа. Петр велит ее застрелить.

5
Снова в доме Лефорта. Петр долго танцует с Анной Монс. Они объясняются в любви.

6
Петр приезжает к матери за деньгами. Здесь патриарх читает о бедствиях, творящихся повсеместно. Причиной этого Иоаким считает влияние иноверцев, призывает выбить иноземцев из России, сжечь немецкую слободу. Патриарх просит у Петра указ, чтобы сжечь живым еретика Кульмана. Петр мужественно отвечал, что планы его великие, но без иноземцев в военном деле не обойтись. Однако в вопросе с еретиком уступает бородачам.

7
В спаленке молодая царица Евдокия узнает от бабы-повитухи об Анне Монс, из-за которой муж, как приехал из лавры, переменился. Вечером приехал Петр, между ним и женой происходит ссора. У Евдокии начались роды.

8,9
У стрельца Овсея Ржова седьмой месяц батрачит Цыган. Овсей груб и жесток с ним. На просьбу заплатить за работу он чуть не убил Цыгана. Цыган уходит, зловеще угрожая. Цыган встретился с такими же бездомными — Иудой и Овдокимом. Он просит их взять его к себе в артель. Во время казни немца Кульмана Овдоким бесстрашно возмущается, что людей жгут за веру. Призывает бежать в леса.

10
В харчевне Овдоким рассказывает притчу о расправе бедного с богатым. К столу подходит мужик. Это кузнец Жемов. Он рассказывает о том, как пытался сделать крылья, чтобы летать, но полет не удался, а за потраченные на крылья боярские деньги хозяин Троекуров велел его выпороть и отнял все имущество. Жемов пристал к шайке Овдокима, стали побираться вчетвером. Они решают уходить «на волю», добыв оружие.

11
Петр проводит «потешную войну» между полками. Это требует больших денег. Стрельцы, оторванные от земли во время сева, износившие до дыр одежду, были недовольны.

 

12
От тяжелой жизни многие бедняки бежали на север или на юг. Но и туда до них добирались. Чтобы не сдаваться «антихристу», люди сжигались в избах или в церкви.

13
Иван Бровкин с дочерью Санькой наблюдают потешный царский караван... Сам Петр идет в бомбардирском кафтане, бьет в барабан. В народе «дивились, ахали, ужасались».

14
Петр не знает устали в забавах, в посрамлении старых бояр, княжеских домов. Придумывают странные шутки над ними. Весной Петр в компании иностранцев отправляется в Архангельск. Берет с собой и деловых людей.

15
В Архангельске. На западном берегу Двины — иноземный двор: крепкие амбары, чистота. Десятка два океанских кораблей, вдвое больше речных. На правом, восточном, берегу — та же Русь с колокольнями, избенками, кучами навоза. Петру больно и стыдно. Он тут же решает заложить в Архангельске верфь, купить два корабля в Голландии. «Сам буду плотничать, бояр моих заставлю гвозди вбивать...»

16
Петр — плотник и кузнец. Он жадно учится у иноземцев всему нужному. В обеденное время дьяк читает ему московскую почту: челобитные, жалобы на воевод, письма: «Лгала, воровала, насильничала... стародавняя служилая Русь, кряхтела, съеденная вшами и тараканами, непроворотная толща». К Петру самолично привез челобитную вологодский купец Жигулин. Его предложение продавать товары не иноземцам, а везти на русских кораблях понравилось Петру. Царь направляет Жигулина торговать в Амстердам.

17
Возвращение Петра в Москву. Болезнь матери. Встреча в Преображенском с женой и сыном Алексеем. Смерть Натальи Кирилловны. Разлад с женой. Встреча с Лефортом и Анхен.

18
В дремучих лесах, на тульских дорогах шайка Овдокима грабит богатых. Шайку пытались истребить, но безуспешно. Овдоким отправляет в Тулу на базар Цыгана, Жемова и Иуду. Вернулся только избитый Иуда, но шайки Овдокима уже не было.

 

19
В Северном море хозяйничали шведы, в Средиземном - турки, поддерживаемые французами. В Московском государстве, «обязанном по договору воевать татар и турок», только отписывались. Крымский хан уговаривал заключить с Крымом вечный мир. В Москву из Вены прибыл посол Иоганн Курцый, «припер бояр старым договором». Стало ясно, что войны не миновать.

20
В Москве все больше разговоров о войне. Из Иерусалима приходит письмо от патриарха о том, что турки отдали французам православные святыни. Просили не оставлять святую церковь. Ближайшее окружение Петра - большая боярская дума, московское купечество — говорят созывать ополчение.

21
Кузьма Жемов и Цыган оказались на оружейном заводе у Льва Кирилловича. Управляющий заводом немец Клейст встречает их грубо, с угрозами. Сторож предупреждает их, что работа здесь, как на каторге.

22
Иван Артемич Бровкин получает грамоту на поставку в войско овса и сена. В сопровождении Лефорта, Меньшикова и Алеши к Бровкину приезжает сам Петр сватать Саньку за Ваську Волкова, бывшего господина Бровкина. Петр требует поторопиться со свадьбой: жениху скоро на войну. Саньку велит учить политесу и танцам, обещает после похода взять ее ко двору.

Глава 6

Шереметьев с 120-тысячным войском пошел к низовьям Днепра. Удалось взять три городка. Тайно направились полки под Царицын. Петр шел под именем бомбардира Петра Алексеева.

Москву решено оставить на верного Федора Юрьевича Ро-модановского. В Царицыне начались беды из-за воровства поставщиков. Петр приказывает все подряды передать Бровкину.

Решено Азов взять с налету и штурмом. Крепость отчаянно сопротивлялась и не была взята, были большие потери. Петр повзрослел, помрачнел за эти дни. Снова подготовка к взятию Азова. Петр с солдатами на земляных работах, копает и ест вместе с ними. Штурм, назначенный на пятое августа, был отбит. Началась осада крепости. Лефорт предлагает снять осаду, Петр непреклонен. С невероятным напряжением сделали подкоп, заложили 803 пуда пороху. После взрыва стены крепости остались нетронутыми, погибло много русских. На войск;! напал ужас.

Петр пишет приказ — через месяц быть общему приступу с воды и суши. Он ежедневно объезжает лагеря, жестоко расправляется с недовольными. Двое суток ожесточенно бились русские. Приступ был отбит, и снова отбой. Отходили берегом Дона в виду татар, отбиваясь от них. Все же один полк, заблудившийся ночью, погиб весь под татарскими саблями. Наступили холода, обледенела земля. Брели босые, голодные. Упавшие не поднимались. От армии осталась треть. Первый азовский поход окончился бесславно.

Глава 7

1
Прошло два года. Царь стал неузнаваем: зол, упрям, деловит. «Неудача бешеными удилами взнуздала его». Строились верфи, амбары, бараки, корабли. Люди гибли сотнями, бежавших ловили, ковали в железо. К весне флот был построен.

В мае Азов был взят. Войска возвратились через Москву в Преображенское, где Петр собрал бояр «для сидения». Царь приказал разоренный и выжженный Азов, а также заложенную крепость Таганрог населить войсками и благоустроить. Велено построить караван в сорок судов. Вводилась особая подать на постройку канала Волга-Дон. Царь часто уже обходился без думы. Вышел царский указ: пятьдесят лучших молодых московских дворян направить на учебу за границу. «Молодых людей собрали, благословили, простились как на смерть». В их числе был бывший участник стрелецкого мятежа Петр Андреевич Толстой.

2
Под видом урядника Преображенского полка Петра Михайлова Петр в составе посольства едет за границу учиться кораблестроению. Перед отъездом, узнав о заговоре среди донских казаков, жестоко расправляется с заговорщиками. Цыклера четвертуют над гробом Ивана Милославского.

3
Государство оставлено боярам во главе с Львом Кирилловичем, Москва - Ромодановскому. О своем пребывании за границей Петр пишет письма симпатическими чернилами Винниусу.

4, 5
Петр, Алексашка, Алеша Бровкин и Волков плывут в Кенигсберг к Фридриху, курфюрсту Бранденбургскому. «Послы» дивятся опрятности, политесу, открытым дверям. Царь предупреждает, чтоб никто не позарился хоть на мелочь. Во дворце у курфюрста, встретившего Петра очень приветливо, Петр говорит о своем желании научиться у немецких мастеров артиллерийской стрельбе.

6
Русские послы - Лефорт, Головин, Возницын - прибыли в Кенигсберг, заключили тайный союз, задержались в Польше, где начались выборы нового короля. Претендовали на престол Август и француз Конти. Петр вел политическую игру в пользу Августа. После избрания королем Август поклялся, что будет заодно с Петром.

7
Проезжая по Германии, Петр был поражен благополучным устройством жизни, чистоте, приветливости людей. Он мечтает завести такую жизнь в России. «Вспомню Москву - так бы сжег ее...» В трактир входит кавалер и приглашает Петра на ужин к курфюрстине Софье. На улице ждала карета.

8
На приеме в средневековом замке. Из разговора с Софьей и ее дочерью Софьей-Шарлоттой Петр узнал много нового об искусстве, литературе, философии, о чем раньше не имел понятия. Петр привел женщин в восторг, несмотря на грубые манеры. Прибыли Алексашка, Лефорт, началось веселье, как на Кукуе. «Всыпали поту немкам».

9
Петр направляется в Голландию. Эта страна показалась сном наяву. Здесь чтили и холили каждый клочок земли. И снова сравнение с Россией: «Сидим на великих просторах и - нищие...» Петр прибыл в деревню Саардам, где строили лучшие суда, остановился в маленьком домишке у кузнеца Гаррита Киста, который с удивлением узнал царя. Петра узнает и добродушный плотник Ренсен, которого Петр просит не проговориться, что он царь.

10
Переписка Петра с Ромодановским, страницы из дневников Василия Волкова и голландца Якова Номена. Волков записывает, какие чудеса он видел за границей, как устроился в Амстердаме. Голландец записал, что недолго удалось Петру быть неузнанным, что царь всех удивлял: вел себя как простой плотник, общался с самыми «необтесанными» людьми, шутил с ними, был любознателен, у всех вызывал любопытство.

 

11
Петр в Англии обучается тонкостям корабельного искусства, набирает для службы в России хороших специалистов. В Москву направляет обозы с оружием, парусным полотном, разными товарами. В Москве недовольство. Появляются слухи об исчезновении царя. Стрельцы, подстрекаемые Софьей, появляются в Москве, где их кое-кто ждал. Софья дает приказ брать Москву с бою. На московском рубеже в стрелецких полках начался мятеж.

12, 13
Петр и послы начинают разбираться в европейской политике, в ее двусмысленности. Приходят вести из Москвы о бунте, слухи, что на престоле Софья. Иван Бровкин привозит Ромодановскому страшные вести: четыре полка стрельцов идут на Москву.

14
Стрельцы задержались под стенами Воскресенского монастыря, называемого Новым Иерусалимом. Разведчики говорили, что в слободах стрельцов ждут, побьют стражу и впустят полки. Генералиссимус Шеин с тремя тысячами войска готов биться с полками, но опасается, что народ поддержит стрельцов. Среди стрельцов споры. Овсей Ржов кричит, что надо скорее биться, чтобы успеть Софью посадить царицей; Гордон убеждает выдать «заводчиков», стрелец Тума читает грамоту против Лефорта. После молитвы началось сражение, стрельцов оттеснили. Шеин начал розыск. Никто не выдал Софью. Туму, Проскурякова и 56 самых злых стрельцов повесили на Московской дороге.

15
Петр в Вене ведет переговоры с канцлером Леопольдом, еще раз видит, «что такое европейский политик». Из Москвы приходит сообщение о стрелецком бунте. Петр решает возвращаться.

16, 17
Весть о возвращении Петра поразила бояр громом. Все всполошились. Полтора года отсиживались. Вынимают из сундуков немецкое платье, парики. Четвертого сентября по возвращении Петр сразу едет к Ромодановскому. Приехав в Кремль, Петр встретился с сестрой Натальей, расцеловал сына и, не повидавшись с женой, уехал в Преображенское.

18
Петр принимает бояр, генералов, всю знать. При нем два карла с овечьими ножницами. Они стригут боярам бороды. Петр пугает бояр своим видом, чужой одеждой, непонятным поведением. «Улыбался так, что сердца захватывало холодом...»

19
Петр едет к Францу Лефорту, говорит ему, что бунт был не простой, страшные дела готовились, гангреной поражено все государство. «Гниющие члены железом надо сжечь». Петр приказывает всех стрельцов из тюрем и монастырей везти в Преображенское.

20
За обедом Петр едва не зарубил генералиссимуса Шеина шпагой, назвав его вором. Меньшикову удалось успокоить царя. Появились дамы, среди которых выделялась Александра Ивановна Волкова. Петр едет к Анне Монс.

21
В четырнадцати застенках пытают стрельцов. Многие молчат. Овсей Ржов, не выдержав пыток, сказал о письме Софьи. Вскрылось участие некоторых других. Секретарь цесарского посольства записывал в дневнике, что чиновники датского посланника поражены были страшными картинами пыток, на которых они увидели самого царя. Там же записано, что у Лефорта были пышные увеселения, где блистала Анна Монс, заменившая царю супругу.

Казнь стрельцов. Иностранные послы приглашены на исполнение казни. Один из стрельцов, проходя мимо Петра, громко сказал: «Посторонись-ка, государь, я здесь лягу...» Царь заставил бояр самих рубить головы стрельцам, чтобы связать всех круговой порукой. Он подозревал всех в сочувствии к мятежникам. 27 октября были казнены триста тридцать человек. Царь смотрел на эту ужасную резню.

Всю зиму были пытки и казни. Вспыхивавшие в разных местах мятежи жестоко подавлялись. «Ужасом была охвачена вся страна. Старое забилось по темным углам. Кончалась византийская Русь. В мартовском ветре чудились за балтийскими побережьями призраки торговых кораблей».

 

Книга II

Глава 1 

 

1
Над неохотно просыпающейся Москвой великопостный колокольный звон. Бежит юродивый с куском сырого мяса — ждать вестей. Народ на паперти говорил: «Быть войне и мору...» Не идут, как бывало, в Москву обозы; лавки заколочены, опустели храмы: народ не хочет креститься щепотью. В Москве голодно. На воронежскую дорогу идут обозы с порохом, чугунными ядрами, пенькой, железом. Говорили: «Немцы опять нашего на войну подбивают». Промчался золоченый возок, в котором все узнали «стерву, кукуйскую царицу Анну Монсову». Царицу Евдокию увезли в Суздаль, в монастырь, навечно.

2
Вышел указ: поснимать со стен стрельцов и вывезти за город восемь тысяч. Подводы опять с мужиков: «Третью шкуру с мужика дерут. Оброчные плати, по кабальным - плати, кормовые боярину — дай, повытомные в казну — плати, на базар выехал — плати...» В кабаке встречаются Иван и Овдоким. Вспоминают Овсея Ржова. Говорят, что есть люди, готовые поднять Дон и погулять веселей, чем при Степане Разине.

3
В доме у князя Романа Борисовича Буйносова. Не может боярин смириться с новыми порядками: пить кофе по утрам, чистить зубы, носить парик, одеваться в немецкое платье, жалко ему и остриженной бороды. Все минуло: и покой, и честь. Задумался Буйносов: приходит дворянским родам разорение. Боярин недоволен политикой царя. Буйносов обходит хозяйство, где все идет по старинке, подгоняет работников. В гости к Буйносовым в золоченой карете приехала боярыня Волкова, которую семь лет назад Санькой звали. Она рассказала об отце, братьях, прочитала письмо от мужа, в котором он пишет о царе, что Петр все дни в трудах, всех загонял, но флот построили... Санька рвется в Париж. Всем боярам велено служить, и Роман Борисович нехотя едет на службу.

4
Роман Борисович в Кремле. Читают царский указ, в котором запрещалось князьям и боярам подавать царю челобитные о бесчестье. Бояре в государственной Думе болтают, что царь в Воронеже советчиков нашел из простых людей да иноземных купцов, мол, там теперь Дума государева. Прискакавший офицер поручик Алексей Бровкин сообщает, что умирает Франц Лефорт.

5
Умер Лефорт. «От радости в Москве не знали, что и делать». Не хоронили до приезда царя. На восьмой день приехал Петр прощаться. «Другого такого друга не будет, - сказал он. - Радость вместе и заботы вместе...» Вошли бояре, били челом. Ни одному даже не кивнул, видел, что рады.

6,7
В Немецкой слободе выстроили дом для Анны Монс, сюда открыто стал ездить царь. Дом называли царицын дворец. Отказа Анне ни в чем не было. Анна Ивановна боялась приезда Петра, вспоминался его страшный вид после стрелецких казней, его слова: «На плахи ложились - все крестились двумя перстами... За старину, за нищенство... Не с Азова надо было начинать, - с Москвы!» Анхен жаловалась своей матери, что она не любит Петра. В этот приезд Петр горевал о Франце Лефорте: «Плохим был адмиралом, а стоил целого флота». Пышные похороны Лефорта. В Москве в тот день говорили: «Чертушку похоронили, а другой остался, - видно, еще мало людей перевел».

8
Петр создает в Преображенском дворце Бурмистрскую палату, чтобы избавить купцов от воеводского разорения и приказной неправды. В бурмистры людей выбирать лучших и правдивых для правого суда, расправы и сбора податей. Для палаты отведено в Кремле строение с подвалами для хранения казны. Однако такие купцы, как Васька Ревякин, умели обманывать и воевод, и приказных. Петр убеждает купцов, что надо жить по-новому, учиться торговать «кумпаниями», заводить мануфактуры, упрекает купцов за обманы и воровство. Царь жалует фа-моту братьям Бажениным, построившим без заморских мастеров водяную мельницу, чтобы лес пилить и за море отпускать. Петр велит им строить корабли и яхты. Тульский кузнец Никита Демидов чугун льет, руды ищет. Петр просит купцов помочь Демидову.

9
К купцу Василию Ревякину приходит палехский иконописец Андрей Голиков от старца Авраамия, сказав, что старец послал его «на подвиг» на три года к старцу Нектарию. Ревякин повел Андрюшку в подвал, где «служили по беспоповскому чину» человек тридцать. Кривоплечий старец рассказал, как на Вол-озере старец Нектарий истязал его тело, спасая душу. Андрей Голиков просит старца пустить его к Нектарию.

10
На воронежской верфи день и ночь достраивается сорока-пушечный корабль «Крепость». Матросы, надрываясь, загружают его, подгоняемые капитаном Памбургом. Рабочие живут в мазаных хатах, дощатых балаганах; в рубленых избах - адмирал Головин и другое начальство. В царской избе ели и пили круглые сутки. Входили люди, не раздеваясь, не вытирая ног, садились на лавки. Это были офицеры, моряки, мастера, усталые, замазанные смолой, грязью.

За работой Петр поручил следить Федосею Скляеву, лучшему в корабельном мастерстве. Александр Данилович Меньшиков пожалован после смерти Лефорта генерал-майором и губернатором псковским. После похорон Лефорта Петр сказал: «Были у меня две руки, осталась одна, хоть и вороватая, да верная». Обсуждаются вопросы европейской политики. Турки не идут на заключение мира, требуя отдать им Азов и платить дань по-старинному. В русский флот они не верят.

Петр вместе с Кузьмой Жемовым в кузнице наваривают якорную лапу. Жемов в запальчивости кричит на Петра диким голосом, а позднее: «Что ж бывает, Петр Алексеевич». Петр мечтает о кораблях и на Балтийском море.

11
Огромная армада русских судов: корабли, бригантины, галеры, струги с казаками - плывут по Дону. На одном из них, «Апостоле Петре», в звании командора сам царь. Из-за мелководья пройти в гирло Дона невозможно. Много бед натворил и шторм, но зато вода поднялась и вышли в Азовское море. Весь июль ремонтировали после шторма корабли. Петр целыми днями конопатил, крепил рею, спускался в трюм.

Когда в августе русский флот пересек пролив и встал на виду Керчи, турки переполошились. Паша Муртаза наблюдал, как «такие нахалы» по всем морским правилам делают построения, ходят по заливу, стреляют, но переговоры оттягивал. На турецком адмиралтейском корабле ведут переговоры адмирал Крейс и Гассан-Паша. В это время Петр и Алексашка под видом гребцов-матросов, балагуря с турецкими матросами, все внимательно осматривают на адмиралтейском корабле.

 

12
Петр вернулся в Таганрог. Корабль «Крепость» в сопровождении четырех турецких кораблей поплыл вдоль юга Крыма. Турки никак не хотели пускать русских в открытое море. Не слушая их, корабль пустился прямо на Царьград. Второго сентября корабль «Крепость» ворвался в Босфор. Русские люди дивились роскоши и богатству турецкого края.

В Царьграде русским устроили встречу «со всякой честью», тысячи людей приезжают смотреть корабль «Крепость», удивляются. Капитан Памбург позвал на корабль своих приятелей-штурманов европейских. Разгорячась, он говорил своим гостям, что Россия и тысячу кораблей построит, и в Средиземном море будем, и в Балтийском. «Крепость» дала два залпа из сорока шести тяжелых пушек. В Константинополе начался переполох, на них словно небо обрушилось. Султан разгневался.

 

Глава 2

1
Андрюшка Голиков в числе других тянет баржу на север от Ярославля. Хозяин баржи Андрей Денисов везет хлеб, сухари, пшенца работничкам. Вести баржу было трудно, многие отстали, остались трое: Андрюшка Голиков, Илюшка Дектярев и Федька, по прозвищу Умойся Грязью. На баржу нападают монахи-грабители.

Алексей Бровкин производит набор в солдаты. На север он привозит царскую грамоту, где говорилось, чтобы всех «тунеядцев и дармоедов, что кормятся при монастырях... брать в солдаты».

2
На Кукуе поражались рассудительности и хозяйской хватке Анны Монс. Она сама хорошо и экономно вела дела: вместо нарядов просила у Петра позволения купить в Ревеле хороших коров. Счастье Анхен омрачалось ожиданием Петра. Он не предупреждал, когда и с кем приедет. Анхен доложили о приезде саксонского посланника Кенигсека. Он предлагает быть верным другом Анхен. У нее тревожно застучало сердце. Подойдя к окну, увидела царя. С Петром приехал Иоганн Паткуль из Риги и генерал Карлович — из Варшавы. Разговор идет тайный, о политике. Лифляндия разорена, нет покоя от шведов. Паткуль говорит, что для России это самый подходящий момент утвердиться на Балтийском море, вернуть Ингрию и Карелию. Король Август обещает помочь, но за это ему надо отдать Ригу и Ревель. Карлович говорит о том, что он видел, будучи тайно в Швеции; рассказывает, какой пьяный разгул он застал у короля Карла. «Весь город стонет от королевских безумств».

3
Семья Бровкиных. Дочь Александра каждое воскресенье с мужем у отца. Алеша набирает солдатские полки по указу царя. Яков служит во флоте. Гаврила учится в Голландии. Артамон при отце вроде секретаря. Он многому выучился у домашних учителей. Дом Бровкина ведется по-иноземному. За этим следит Александра. Приехав в этот раз, она говорит отцу, что поедет в Париж, - сам царь велел. А еще предлагает женить Артамошу на Наталье Буйносовой. Бровкин встречает Романа Борисовича. С ним Шорин и Светников, которые предлагали Бровкину совместно вести суконное дело. Приехавший Александр Данилович сказал на ухо Бровкину, чтобы не вел дело со Светниковым и Шориным. Велит поговорить с переводчиком Шатровым.

4
Петр приветствует шведских послов, которые вручают ему верительные грамоты. Послы уходят, ни о чем не договорившись с Петром. Польский генерал Карлович и лифляндский рыцарь Паткуль привозят тайный трактат, в котором сказано, что польский король Август начнет войну со шведами, русский царь должен открыть военные действия в Ингрии и Карелии не позже апреля 1700 г.

5
Спальня шведского короля Карла Двенадцатого. Полдень. Он еще в постели. Рядом с ним известная многочисленными приключениями легкомысленная Аталия, графиня Десмонт. Она очаровывала многих знатных королей, пэров, герцогов. Теперь Карл хочет, чтобы она поехала в Варшаву, «влезла в постель к королю Августу», и писала бы ему с каждой почтой.

6
Царь Петр приезжает к Бровкину сватать младшего сына. Он спросил Артамошку, разумеет ли он грамоте, и был потрясен, узнав, что тот владеет французским, немецким, голландским, стал целовать его, «хлопал, пхал». Сказал: «Скоро за ум буду графами жаловать». Сыграли свадьбу. Вскоре Санька с мужем выехала в Париж. В дороге Санька поругалась с мужем, требуя ехать без остановок, без спутников, хотя в лесах от Вязьмы до Смоленска — разбойники. Василию не хотелось в Париж. На них действительно напали, убили кучера. Только выстрел Саньки из пистолета и добрые кони помогли уйти от погони.

7
В Москву набиралось регулярное войско: кто добровольно шел, кого везли связанными. Нужно было устроить три дивизии по девяти полков в каждой. Солдатам учеба давалась с большим трудом. Обучали часто полупьяные нерусские офицеры. Память вгоняли тростью.

8
Алексей Бровкин набрал на Севере душ пятьсот. Нашел себе проводника промыслового Якима Кривопалого, золотого человека, но пьяницу. Он хорошо знал здешние места, но не мог добиться, где Нектарий. Сказал, что старец один раз уж сжег в одном монастыре две с половиной тысячи раскольников, в другой — тысячи полторы, среди них много баб и ребят. Алексей сказал: «Яким, этого старца Нектария нам надо добыть...» Ночью к зимовищу, где спали Алексей и солдаты, вышли двое на лыжах. Это были люди Нектария. Хотели убить солдат, да Яким спугнул, поднял тревогу.

Андрюшка Голиков звонил к обедне, стоя босыми ногами на снегу в наказание за то, что в день постный напился квасу. Братия собиралась на молитву. Крестились двуперстно, стояли на коленях: мужчины — направо, женщины — налево. Старцу Нектарию те двое, что на лыжах, рассказали о том, что офицер с солдатами верстах в пяти отсюда... Все рассказали подробно. Старец их страшно избил. «Потом сами поймете, за что», — сказал.

Андрей Голиков от голода и холода страдал на печи. Однажды ночью он видел, как старец ел мед и просфору, а Андрюшку и Порфирия морил голодом сорок дней. А когда Андрей сказал, что видел, бил его старец — «так и лошадь не бьют». У Андрюшки «треснула душа великим сомнением».

Алексей Бровкин подошел к скиту. Не открыли. Яким узнал, что здесь Нектарий и человек двести, но старец может их сжечь. Алексей решил ломать ворота. В моленной измученные люди услышали стук: старец стал досками забивать двери, чтобы из огня никто не вышел. На разговоры с Алексеем старец не шел. Высадили дверь, оттуда выскочил горящий человек. От жара солдаты пятились. Никого спасти было нельзя. Нектарий было ушел через подполье лазом, но мужик, сидевшии у него на цепи и притворявшийся бесноватым, схватил его. Этот же мужик спас и Алешку.

 

9
1700 год. По указу царя принято считать новый год не с 1 сентября, а с 1 января. Украшать дома сосновыми, еловым ветками, «чинить стрельбу», пускать ракеты, зажигать огни». Всю неделю до крещения гудела Москва. Давно не слышали такого звона, не видели такого пиршества. Царь с ближними объезжал знатные дома. «Москву обходили с весельем из конца в конец, поздравляли с пришествием нового года и столетнего века». Не все понимали, к чему такое неистовство.

Петру передали письмо от дворового человека Алешки Курбатова, который придумал «обогащение казны» — продавать гербовую бумагу для челобитных от копейки до десяти рублей. Петр приказывает немедленно найти этого человека.

Глава 3

1
Вышел указ: всем купцам, знатным людям с семьями ехать в Воронеж на спуск корабля, «столь великого, что мало и за границей таких видано». Надо было таким кораблем припугнуть турок, чтоб не требовали назад Азов и приднепровские городки.

В царскую избу привезли десятилетнего государя-наследника Алексея. При нем сестра Петра Наталья Алексеевна. Буйносов на царском въезжем дворе среди гостей расхвастался, расписывая военные приготовления. Его болтовню остановили Кенигсек и царевна Наталья. Не подозревал Роман Борисович, что «воспоследствует для него». (Его внимательно слушала приятельница Петра Аталия Книперкрон, дочь шведского резидента.) Корабль был построен по чертежам Скляева и Аладушкина. Близ корабля — столы с яствами и питьем, за столами важные гости.

Царь Петр почтительно снял шляпу перед адмиралом Головиным, сказал, что корабль готов к спуску. «Прикажи выбивать стрелы?» Герцог фон Крун изумленно смотрел на царя, который вел себя «будто простой плотник, будто человек подлой породы», сам молот подхватил...

Двое суток пировали у Меньшикова. Было спущено еще пять кораблей и четырнадцать галер, достраивались остальные суда. Можно было надеяться на удачные переговоры о мире. Появившийся Василий Волков привез письмо от короля Августа о начале войны со шведами, о гибели генерала Карловича. Взволнованная Аталия сказала, что все говорят о войне и рассказала о Буйносове. Петр успокоил Аталию, а Буйносова «жаловал генералиссимусом всего шутейского войска», глумился над ним.

2
Волковы не доехали до Риги. В большую деревню, где они остановились, приезжает пан Малаховский и приглашает Волковых к себе в замок. Там пировали вторую неделю. Жена пана придумывала разные забавы и шутки. Санька кинулась в это веселье. Василий заметил, что жена его все с паном Владиславом Тыквинским. Он хотел вмешаться, но приставленные к нему «объедалы и опивалы», знаменитые во всей Польше, не давали Волкову опомниться.

Однажды вечером он увидел, как Владислав и Малаховский рубились саблями из-за Саньки. Она была тут же за углом. Кинулась к мужу. Василий успокоился, лишь отъехав от пана Малаховского верст за пятьдесят. Польские паны жили весело, беззаботно. Что ни важный дом — горланит хмельная шляхта. На лифляндской границе на постоялом дворе Волков узнал от Петра Андреевича Толстого, что в Ливонии война, начатая королем Августом. Понял, что дела у короля идут плохо, и приказал ехать на Митаву, где находился король Август.

Король Август отчитывал Иоганна Паткуля за то, что его никто не поддержал, хотя Паткуль обещал, что будет помощь рыцарей, датского войска и царя Петра. Август дает Паткулю королевское слово, что Петру не достанется ни Нарва, ни Ревель, ни Рига. Скуку в Митаве Августу скрашивала Аталия Десмонт. Она затевала балы и охоты, разбрасывалась деньгами. Однажды она ввела к королю «московскую Венеру» — Александру Ивановну, обряженную в платья Аталии. Для Саньки наступил желанный час, когда король Август, склоняясь, поцеловал ей кончики пальцев. Король просит Волкова, оставив Саньку под кровом Аталии, отвезти «брату Петру письмо, сказав, что дела его плохи, доказать необходимость немедленного выступления русской армии». Аталия обучает Александру «рафине» и подбивает ее «принять любовь Августа - он страдает». Санька не может. Аталия не настаивает, все разговоры, в конце концов, сводит к московским делам. Саньку это настораживает.

 

3

Обо всем, что удалось узнать, Аталия сообщает в письме шведскому королю Карлу, которое он получил на охоте. На словах офицер, доставивший письмо, изведал крайне важные сведения: датские войска перешли голштинскую границу. Карл приказал офицеру сообщить в Стокгольм: «Мы веселимся, как никогда». Охотились на медведей и медвежат. Карл веселился, как мальчишка. После охоты он стал совещаться со своими генералами. Выяснилось, что сенат боится и не хочет войны, королевская казна пуста, и что сенат не даст ни фартинга на войну. Карл решает вступить в войну, напасть первым. Генералам «приходилось удивляться этому мальчику». Никому не хотелось войны. Швеция располагала небольшой армией и сумасбродным королем. Шведские суда вошли в Зунд. Карл «отправился в долгий путь — завоевывать Европу». Вместе с англо-голландским флотом взяли курс на Копенгаген.

4
Петр в Немецкой слободе читал челобитные. Одни — к исполнению, другие — в кучу бумаг. «Вопль стоял по всей земле... уберут одного воеводу, другой хуже озорничает... вор на воре». Не хватало нужных людей. Никита Демидов жалуется, что одиннадцать лучших кузнецов взяли в солдаты. Узнав от Демидова, что на Урале богатства лежат втуне, но, чтобы подступиться к ним, поднять заводы, нужны большие деньги. Петр велит Демидову взять весь Урал. «Денег у меня нет, а на это денег дам!..» Петр требует вернуть все чугуном и железом через три года и не по рублю, как платят шведам, а по три гривенника. Демидов проговорил — по полтинничку, и вернет он их раньше.

У Петра случился свободный вечер. Думал о политике. «Нельзя влезать в войну, покуда крымский хан сидит на хвосте. Ждать своего часа». За окном под липой денщик шептался с девкой. И все о любви. Петр вдруг решил ехать к Анне Монс. Там мирно играли в карты. Кенигсек нежно поглядывал на Анну (об их связи говорила вся Москва, не знал только царь). Петр явился неожиданно. Анна была явно смущена. Он сразу уехал. От Анны Петр поехал к Меньшикову, но не вошел: там слышалась музыка, пьяные крики. Остановились у простого двора. Открыла рослая круглолицая женщина. Петр остался там до утра.

Из Москвы выехали в поле, где шло обучение солдат. «Лева нога — сено, права нога — солома». Петр вышел из одноколки, пощупал на солдате сукно — «Дермо!» Узнав, что сукно поставлял Меньшиков, заставил солдата раздеться, схватил кафтан и помчался к Алексашке. Меньшикове похмелья пил рассол. Петр ткнул ему под нос солдатский кафтан, схватил за грудь, начал бить, трость изломал об Алексашку. Шафирову, бывшему в доле с Меньшиковым и Бровкиным, велел сукно продать королю Августу и вместе с Ванькой Бровкиным поставить доброе сукно.

Глава 4

1
Двадцать две конференции прошли, а мира с турками не получалось. Петр прислал приказ спешно вершить мир, уступив туркам все, кроме Азова, о гробе господнем даже не поминать. Великий посол Украинцев и дьяк Чередеев истомились от жары, мечтали о доме. Подьячий великого визиря сообщил, что хоть завтра визирь подпишет мир, но надо кое-кому дать бакшиш. Сговорились: днепровские городки снести, а Азов и земля на десять дней верхового пути будет русской. На другой день мир был подписан.

2
В Москве под звон Ивана Великого шло молебствие о даровании победы русскому оружию. В Успенском соборе плакал патриарх Андриан, плакали бояре. Не жалели ни свечей, ни ладана. Подходили к кресту. Церковному старосте на поднос бросали червонцы, перстни, жемчужные нитки.

3
Трудно двигались войска: сорок пять тысяч пеших и конных и десять тысяч телег. Из Москвы выходили нарядными, к шведской границе подходили босыми, по шею в грязи, без строя. Костров не разжечь: сверху — дождь, снизу — топь. «Трудов и тягот было много, порядка мало».

Алексей Бровкин строго вел ротное хозяйство, не обижал зря солдат, солдаты были сыты, он ел с ними из одного котла. Но оплошностей не прощал. Проверяя дозоры, Алексей наткнулся на Андрюшку Голикова (старец Нектарий «черт его знает, как» по дороге ушел). Стоя в дозоре, Андрюшка скулил, не понимая, зачем их сюда прислали, боялся темноты.

Приехал Петр с Меньшиковым, спросил, где обозы, осмотрел худые лица солдат, тряпки, опорки на ногах. Спросил, у кого есть жалобы. Никто не вышел. Петр призвал солдат одолеть врага, чтобы вернуть «наше бывшее отечество». Похвалил за порядок капитана роты Алексея Бровкина.

 

В конце сентября войско начало трудную переправу через мутную и быструю реку. По всей линии напротив Нарвы рыли ров, возводили редуты. Из крепости «рявкали пушки». Петр осматривал бастионы, не кланяясь проносившимся над головой ядрам. На жеребце гарцевал роскошный Меньшиков, кричал пушкарям: «Плоховато, камрады!»

Расчет взять Нарву с налета не оправдался. Петр планирует дальнейшие действия. В это время Варг совершает диверсию. Нерастерявшийся Алексашка выдернул шпагу, вскочил в седло, увлек за собой драгун и отбил атаку, чем вызвал восторг инженера Галларта и похвалу Петра. Петр был недоволен подготовкой к войне. «Два года готовились... И ничего не готово». «Не лагерь — табор».

Карл шел на Ригу. Петру нужны пушки, бомбы, ядра, солонина. Зарядили дожди. Солдаты болели. «Каждую ночь на десятках телег увозили мертвых в поле». Шведы не давали покоя. Петр суров и молчалив. Обозы подходили медленно: не хватало подвод. Командиры были плохи. Оттесненный в Курляндию король Август просил у Петра денег, казаков, пушек, пехоты. Подморозило. Началась бомбардировка Нарвы. Но город стоял невредим. Петр говорил, что не с того начали: «Чтобы здесь пушка выстрелила, ее надо в Москве зарядить». Решено отступать к Новгороду, начинать с тылу. Войска вручает герцогу фон Крун.

Шведский генерал приказал обернуть войлоком конские копыта и приблизился к русским войскам. Конные дворянские полки, стоявшие под Нарвой, бежали без чести. Шведы во главе с Карлом правильными рядами ползли с холма. Алексей Бровкин со своей ротой голодных солдат пытался отбить атаку. «Брызнула боль из глаз, - череп, все лицо сплющилось от удара. Федьку Умойся Грязью задушил Леопольдуса Мирбаха. Русские войска тысячами бежали к мостам, к переправе. Ослепленные метелью, голодные, не понимавшие, зачем надо погибать, русские кричали: «Ребята, нас продали... Бей офицеров!»

Отступило и войско Бориса Петровича: «...зажмурился, заплакал, рвя узду», повернул коня. Сотни всадников тонули. Добрый конь Бориса Петровича вынес его на тот берег. Центр Головина был прорван, но фланги отчаянно сопротивлялись. Шведы метались в снежной пурге. Роты терялись в буране и исчезали. Карл приказал остановить преследование. У Карла было пятьсот тысяч армии и сильные укрепления, у русских десять тысяч голодных, измученных солдат, навьюченных мешками. Карлу докладывают, как отчаянно сопротивлялись преображенцы и семеновцы, опьяненный опасностью, он сам кинулся в сторону выстрелов. В конце концов, он остался без коня и сапог.

Когда центр был прорван, герцог фон Крун, Галларт и Бломберг поскакали навстречу шведским выстрелам, — сдаваться в плен, чтобы спасти жизни от разъяренных солдат. (Уже два иноземных майора были задушены, капитану перерезали горло.) «Пускай черт воюет с этими русскими свиньями», — крикнул герцог.

Восемьдесят командиров собрались на совещание. Послали парламентера Бутурлина к Карлу. Пришлось согласиться на все условия: шведы пропускают русские войска, но без пушек и обозов. В залог потребовали доставить на мызу всех русских генералов и офицеров. «Остатки сорокапятитысячной русской армии — разутые, голодные, без командиров, без строя — двинулись обратной дорогой».

4
Весть о поражении догнала Петра при въезде в Новгород, на дворе воеводы. В сенях Петра ждали челобитчики от всех монастырей, просили государя не дать запустеть храмам божьим. Указом царя было велено с каждого монастыря брать по десяти подвод, людей с лопатами. Петр приказал Меньшикову посадить челобитчиков под замок и не выпускать. Петр расспросил подробно Ягужинского о конфузии, о том, как сдавались офицеры. Приказал Алексашке вести подводы с печеным хлебом навстречу войску. Позвал монахов из-под стражи, отпустил, приказав всем приходам и монастырям выйти копать рвы, ставить палисады, чтобы можно было оборонять «худой город» Новгород.

Вошли купцы Бровкин, Светников и другие. Петр говорил им о планах: отстоять Новгород, налить вдвое пушек, набрать молодых генералов. «Теперь войну и начинаем». Просил у купцов денег немедленно. С теми, кто отказывался от работ, царь сурово расправлялся: не вышедшего на работу полуполковника Шеншина, нещадно били плетьми и послали в полк солдатом, а начальника, бравшего по пяти рублев отступного, чтобы подводы в работу не брать, повесили.

5
К Петру велено никого не пускать. Дядя Ромодановский прошел без доклада. Царь ходил сумрачный, думая, где взять денег. Решил перелить колокола на медь. Но — деньги! Федор Юрьевич предупреждает, что трогать монастырскую казну опасно: не тот час; спрашивает, много ли денег надо. Петр твердо выговорил: «Два миллиона». Князь-кесарь Ромодановский повез Петра в Кремль в палату приказа Тайных дел, учрежденную еще царем Алексеем Михайловичем. Сюда приходила и Софья, но Федор Юрьевич дверцу ей не открыл, «отпереть не смог», — усмехнулся князь-кесарь. Взломали ломом железную дверцу. Там оказалось большое богатство. «Этого мне хватит, — сказал Петр, — обуть, одеть, вооружить полк и Карлу наложить, как нужно».

 

Глава 5

1
В Европе забыли о царе варваров, Карл сделался героем, его восхваляли. Он хотел броситься за Петром в глубь Московии, но генералы отговорили. Карл укрепил армию, теперь она была одна из сильнейших в Европе. Он выделил восьмитысячный корпус под командой Шлиппенбаха и направил на русскую границу. Сам король Карл разбил короля Августа, бежавшего из Варшавы. Польский король стал собирать в Кракове новое войско. Началась охота короля за королем.

Петр всю зиму провел между Москвой, Новгородом, Воронежем. Укрепляли Новгород, Псков, Печерский монастырь, отбили атаку шведского военного флота, захватив фрегат и яхту. Шереметьев Борис Петрович неожиданно напал на зимние квартиры шведов, одержали победу. Шведы отступили. Сам Шлиппенбах едва ушел в Ревель.

В Москве жгли потешные огни, выставили бочки с водкой и пивом, солдатам выдали по впервые отчеканенному рублю. Шереметьеву присвоили звание генерал-фельдмаршала. Во втором бою уничтожили пять с половиной тысяч шведов из семи. Путь к приморским городам был открыт.

2
Шведская крепость Мариенбург была взята. Шведы взорвали пороховой склад, погибло много людей. По разбитому мосту население крепости, охваченной пожаром, перебиралось на берег. Солдаты переговаривались с пленными, заговаривали с женщинами. Шереметьев вышел к войскам. Из-за драгун на него взглянули глаза девушки лет семнадцати. Обожгли сердце. Сидя на лавке, Борис Петрович вздыхал. Велит отыскать в обозе «бабенку одну» и привести ее к нему. «Жалко — пропадет, — замнут драгуны...» Девушка сказала, что зовут ее Элене Экатерине, что муж ее погиб в реке. Борис Петрович сказал, что увезет ее к себе в Новгород, и будет она у него «економкой».

3
Вернувшись из-под Нарвы, многие солдаты убежали. Федька Умойся Грязью сманил Андрюшку Голикова. Зиму перебились на Валдае. Федька думал прибиться к разбойникам, Андрей — ни за что. Ему хотелось попасть к живописцам, чувствовал он в себе «такую силу — больше человеческой». Говорил Федьке: «...день просветлел и померк, а у меня на доске день горит вечно».

4
В Архангельск прибыли нанятые в Голландии мастера шлюзных дел, чтобы по шлюзам соединиться с Каспийским и Черным морями. Алексей Бровкин (Иван Артемич разменял сына на шведского подполковника, дав в придачу триста ефимков) должен был проплыть по Выгу и узнать, пригодна ли река для шлюзования.

В Выгорецкой Даниловой обители день и ночь шли службы. Все приготовлено к сожжению. Из затвора, где он просидел два года, вышел старец Нектарий. Стал призывать народ к спасению и настраивать против Андрея Денисова, говоря, что он царю продался. Андрей обличил Нектария, что он, сидя в яме, курятину ел. Началось смущение. Денис тайно вышел из обители и поехал к царю Петру. Рассказал государю о своем хорошо, прочно поставленном хозяйстве, рудном деле, о запасах железа и меди. В деле занято пять тысяч мужиков и баб. Денисов просил, чтобы Петр разрешил людям жить своим уставом. Иначе, подстрекаемые попами с подьячими, люди разбегутся. Петр говорит: «Молитесь двумя перстами, хоть одним». Велел платить с хозяйства двойной оклад и начинать работать, не мешкая . Обещал пятнадцать лет не брать пошлины.

Взятие крепости Нотебург, прежде называвшейся Орешком. Несколько тысяч солдат с невероятным трудом через прорубленную просеку волокли ладьи от озера к Неве. У Петра взмокла рубаха, вздулись жилы, ноги сбились. Тянул вместе со всеми. На рассвете укрепления были взяты и в тот же день начали кидать ядра в Нотебург. Две недели сопротивлялась крепость. Там начался большой пожар, пылавший всю ночь. Алексей Бровкин требовал немедленной сдачи. Утром молодые офицеры повели на штурм охотников. Петр в волнении наблюдал за штурмом. Шведы отчаянно сопротивлялись. Помочь русским было нечем. Последний резерв — отряд Меньшикова. Алексаш-ка, без кафтана — в розовой шелковой рубашке, — без шляпы, со шпагой и пистолетом, «бесстрашно добывал себе чин и славу...» Шведы выкинули белый флаг. Бились тринадцать часов.

 

Ночью на берегу Невы солдат кормили и поили водкой. Охотники рассказывали о страшном бое. Погибло свыше пятисот человек, стонало около тысячи раненых. «Вот он тебе Орешек — разгрызли», — со вздохом говорили солдаты. «Кровавыми усилиями проход из Ладоги в открытое море был открыт». До моря было - рукой подать. В царском шатре звенели заздравные чаши. Петр узнает Кенигсека, что Шереметьев хвастал рабыней. Сам Кенигсек, хотел спрятать «вещицу», что ему дороже жизни, о которой он говорил за столом: чтобы не узнал Петр, он решил ее бросить в реку, но упал и убился. На его груди Петр обнаружил медальон с портретом Анны Монс с надписью: «Любовь и верность» и ее письма. Петр потрясен.

5
Крепость Нотебург переименована в Шлиссельбург (ключ-город). Петр вернулся в Москву, где его встречали торжественно: «на сто сажень Мясницкая устлана красным сукном». Две недели пировала Москва. На Покров случился большой пожар. Кремль выгорел дотла, попадали колокола, самый большой — раскололся. Из старого дворца едва спасли царевну Наталью с царевичем.

У Бровкиных собралась вся семья. Не было только Александры. Гаврила, приехавший из Голландии, рассказал, что Волковы живут в Гааге, сестра научилась играть на арфе, дом их полон гостей. Но ей все надоело, хочется в Париж. Приехали Петр и Меньшиков, расспросили Гаврилу, чему научился. Царь похвалил. Сказал Ивану Артемичу, что надо новый город строить, но не здесь, а на Ладоге, на Неве. Об Анне Монс в Москве Петр вспомнил один раз: велел Алексашке взять у нее свой портрет, осыпанный алмазами, больше ничего. Но чтобы она нигде не показывалась. Вырвал ее из сердца. Меньшиков понимал, что Петру нужна была верная подруга. Алексашка рассказал, что ему приглянулась «экономка» Бориса Петровича, что он припер старика так, что он со слезами с ней расстался. Теперь она у Алексашки.

 

6

Купечество просыпалось от дремы, разворачивало дела. Нужны были рабочие руки. Иван Артемич добился права брать работников из тюрем. Выкупил за семьсот рублей кузнечного мастера Жемова.

Мужику было плохо везде - и в деревне, и на заводах, особенно в рудниках Акинфия Демидова. Оттуда мало кто возвращался: жестокость была неимоверная.

7
Петр спрашивает Меньшикова, почему он не женится на Катерине, почему не показывает ее. При виде Катерины Петру стало тепло и уютно, «давно так по-доброму не смеялся». Она все рассказала о себе. Уходя спать, Петр попросил: «Катюша, возьми свечу, посвети мне...»

На берегу Невы началось строительство новой крепости, которую придумано было назвать Питербурх. Сюда шли и шли обозы, рабочие, колодники. Многие болели и умирали. Угрюмый Федька Умойся Грязью, скованный по ногам цепью, с клеймом на лбу, «бросая волосы на воспаленный мокрый лоб, бил и бил дубовой кувалдой в сваи...»

Книга III

Глава 1 

 

1
Не слышно в Москве колокольного звона, нет бойкой торговли. Крепостной ров у кремлевской стены заболотился, кучи мусора, вонища. Людишки взяты на войну, либо усланы учиться за море. Много народу работало на мануфактурах, в кузницах ковали шпаги, копья, стремена и шпоры. На боярских дворах запустение.

2
Царевна Наталья, любимая сестра Петра, приехала в измайловский дворец, где под присмотром Анисьи Толстой были две сестры Александра Меньшикова, взятые из отцовского дома, и Катерина, покорно отданная Меньшиковым царю. Петр Алексеевич не забыл ее, присылал ей смешливые письма, читая которые Катерина только расцветала. Наталью разбирало любопытство, чем она только приворожила брата. Присмотревшись к ней и пообщавшись, Наталья готова любить ее: «Будь умна, Катерина, буду тебе другом».

 

3

Уезжая, Петр просил сестру не давать покоя старозаветным бородачам: «Засосет нас это болото». Наталья говорит, что к осени в Кремле будет «Тиатр», который все должны будут посещать. Жалеет, что нет в Москве Саньки, она бы помогла. Александра Ивановна Волкова в Гааге при после, говорит на трех языках, пишет вирши.

4
Наталья едет на Покровку «поговорить крутенько» с сестрами Софьи, царевнами Екатериной и Марией. Вся Москва знала, что они на Покровке «бесятся с жиру». Катьке уже под сорок, а Машка на год моложе. Говорили, что они живут с певчими, рожают от них ребят и отдают их на воспитание в город Кимры. Узнав об их новых чудачествах: поездках в Немецкую слободу, к голландскому посланнику, к Монсихе просить денег, — Наталья не могла больше слышать жалоб на сестриц.

5
Наталье обидно, что о сестрах Петра судачат, как о варварках и голодных попрошайках. Когда сестры вышли, как две копны, Наталья даже застонала от их вида и нарядов. Попытка поговорить с ними, пристыдить ни к чему не привели. К дверям подступили шутихи, уродки, дураки — ввалились в горницу, завизжали. Наталья почувствовала бессилие перед этой «бесовской толщей». Вдруг приехал царь-кесарь, «самый страшный на Москве человек», Федор Юрьевич Ромодановский. Оказалось, что ему известно больше, чем Наталье: в чулане у сестриц живет распоп Гришка, который варит любовное зелье, ходит по ночам в Немецкую слободу и общается с женщиной, которая моет полы в Новодевичьем монастыре у Софьи.

Глава 2

1
Редкий случай: три брата Бровкиных вместе у Алешки в Петербурге. Яков приехал из Воронежа, Гаврила - из Москвы. Ждали Петра Алексеевича. Братья ели «шти с солониной». Здесь это только по праздникам. Алексей говорит, что жить трудно, «и дорого все, и достать нечего». Он объясняет, почему государь именно это место облюбовал для новой крепости: «место военное, удобное». Круглый бастион о четырнадцати пушках будет называться Кронштадтом.

 

Братья вспомнили детство, мать, поговорили о политике, а потом разговор перешел к делам сердечным. Три брата, три горьких бобыля стали расспрашивать Гаврюшку. Он рассказал о встречах с царевной Натальей. Она поручила ему строить театр, читала свою комедию. Однако работу пришлось прервать: царь приказал Гавриле строить в Петербурге гавань. Но забыть Наталью Алексеевну Гаврила не может.

В это время приезжает бомбардир - поручик Преображенского полка, генерал-губернатор Ингрии, Карелии и Эстляндии, губернатор Шлиссельбурга Александр Данилович Меньшиков.

2
Александр Данилыч выпил, закусил капусткой со льдом, посетовал на скуку. Сидеть на одном месте долго не мог. Пошли к Неве. Будущий город был пока в планах и чертежах Петра. Меньшиков говорит братьям Бровкиным, что к концу мая должны быть готовы все причалы, и боны, и амбары — «не дремать приехали».

Дом Меньшикова, или генерал-губернаторский дворец, - в ста саженях от избушки царя. Посреди фасада было устроено крыльцо, с двух сторон которого Нептун с трезубцем и Наяда. Перед крыльцом - две пушки. Увидели приближающийся царский обоз, разбежались в разные стороны с приказами. По прибытии царя ударили пушки, бежали люди, шли в линию преображенцы и семеновцы.

3
Петр с Меньшиковым на полке в легкой липовой баньке говорят о делах, о русских купцах, боящихся продешевить, в то время как много товара сгнивает. «Без Питербурха нам — как телу без души», — сказал Петр.

4
За столом у Меньшикова сидели люди новые, те, что своим талантом выбились «из курной избы». Были и не одни «худородные»: Роман Брюс и его брат Яков, считавшие дело Петра своим, Крейс, Головкин, спальник Петра, князь Голицын Михаил. Говорили и спорили о большом деле. Петр говорил, что, хотя русские доказали шведам, как умеют побеждать, не надо дожидаться, чтобы Карл повернул на Петербург, надо встречать его на дальних окраинах, на Ладожском озере. Надо брать Нарву.

 

5

Петр вышел подышать воздухом. К нему кинулся в ноги Андрюшка Голиков: «Государь, сила чудная во мне пропадает. Живописец есть от рода Голиковых». Петр идет посмотреть, что нарисовал на стене Голиков углем. Баталия была изображена так искусно, что изумленный царь решает послать Голикова в Голландию учиться. Вернувшись к Меньшикову, он заставил его есть заплесневелый хлеб, каким кормили рабочих, взятый у одного из них.

6
Петру не спится. Беспокоит король Август, которого разорили фаворитки. Долгоруков дал ему без расписки десять тысяч ефимков, и Петр велит князю самому взыскать эти деньги с Августа. «Фрегат можно построить на эти деньги».

Царь велит послать Голикова в Москву написать «парсуну» с Катерины, говорит, что скучает по ней.

Глава 3

1
Петр отложил поход на Кексгольм, получив известие от Апраксина о том, что скоро в Нарве ждут Шлиппенбаха с большим войском. И туда уже идет большой караван. Петр решил всем войском идти под Нарву.

2
В походную палатку короля Карла приехала фаворитка короля Августа. Говорила, что король хочет мира и готов разорвать договор с царем Петром. Наконец сказала самое главное: Петр двинулся с большими силами на Нарву.

3
Король Август едет на ужин к Собещанскому. Здесь увлеченный пани Собещанской Август узнает, что огромное войско подходит к Сокалю, где был расположен его двор. Король Август, вместо какого-то благоразумного решения, приказывает продолжать пир.

Прибыл по повелению царя Петра Дмитрий Голицын с одиннадцатью полками пехоты и пятью конными казачьими полками на помощь королю Августу. Несмотря на попытки Голицына доказать королю, что солдаты устали, войскам нужно отдохнуть, подтянуть обозы, Август говорит: «Выступать надо тотчас, ни часу промедления. Я проведу за нос, как мальчишку, короля Карла...»

 

Глава 4

 

1
Петр смотрит в подзорную трубу на Нарву. Там у берегов флот адмирала де Пру. Приказал послать вперед два эскадрона, поскакал сам. К башне, где был нарвский комендант Горн, подскакал Меньшиков и предложил Горну сдаться. Тот плюнул в его сторону, и над головой Меньшикова пролетело ядро. Отругав Меньшикова за лихачество, Петр говорит, что крепость надо «брать быстро, и крови нашей много лить не хочется». Меньшиков обещает придумать хитрость.

2
Петр, узнав о поведении короля Августа, «союзничка», писал Долгорукову, чтобы не уставал отводить короля от генерального боя. В стороне Нарвы видна пыльная туча. Начинается шторм. Три груженые баржи адмирала остались на мели. Шведы с барок стали сдаваться.

3
Провизию с барок раздали солдатам. Генерал Горн говорил, что не боится штурма крепости. Русские ждали осадную артиллерию, тащившуюся из Новгорода.

Шереметьев под Юрьевым не мог отбить шведов. Надо было, как занозу, убрать Шлиппенбаха. Меньшиков придумал хитрость: нарядили русских в шведские мундиры, провели за нос Горна; «машкерацный бой» уничтожил треть нарвского гарнизона. Горну удалось отстоять только ворота, чтобы русские не ворвались в город. Но предстояло еще дело нешуточное: уничтожить корпус Шлиппенбаха.

4
Второй король Польши Станислав Лещинский, узнав, что король Август с русскими полками идет на Варшаву, сказал, что готов сложить с себя корону. Это сейм навязал ему корону. Гетман Любомирский, командовавший всеми польскими и литовскими войсками, отказывается вести войну и швыряет булаву под ноги мальчишке королю.

5
Карл был в бешенстве от неожиданного марша Августа на Варшаву. Он кричал на генералов, оторвал все пуговицы на своем сюртуке, метался по шатру. Приказал по тревоге поднять армию.

 

6

К королю Августу прибыл великий гетман Любомирский со своим конвоем. Сказал, что никогда не признавал королем Станислава Лещинского, но готов служить королю Августу. Он рассказал, что Лещинский сумел улизнуть со всей королевской казной. Гетман советует Августу взять Варшаву до прихода Карла. Необходимые деньги королю предлагает князь Любомирский.

Глава 5

1
Гаврила Бровкин без отдыха скакал в Москву с поручением князю-кесарю быстрее доставлять в Петербург «всякие железные изделия». С ним ехал Андрей Голиков «в восторженном воспарении». На Валдае остановились в кузне починить обод. Оказалось, что кузнецов братьев Воробьевых знает сам Петр Алексеевич. Кузнец Кондратий за работу денег не взял, велел кланяться царю Петру.

2
К Москве подъехали в сумерки. Дома — сразу в баню. Андрюшку Голикова не пустил мажордом. Сидя на улице, он смотрел на звезды, вспоминал, сколько мук пришлось ему в жизни испытать. Вспомнив об Андрее, Гаврила позвал его баню. В углу на стуле стоял в раме портрет боярыни Волковой, изображенной на спине дельфина в чем мать родила.

3
Как ни пытал князь-кесарь Федор Юрьевич узнать у распопа Гришки в застенке, в чьи дома он ходил, кому читал из тетради про желание «укротить нынешнее время...», ему это не удалось. После дыбы и пяти кнутов Гришка окостенел. Князь-кесарь чувствовал, что нападал на след заговора...

4
Гаврила передал почту князю-кесарю. Петр писал, как обманули шведов, спрашивал, почему Виниус не присылает лекарственных трав. Подпись «Птръ».

5,6
Катерина рассказала Наталье Алексеевне о своих «амантах», о родителях. Наталья завидует Катерине: «Нас замуж не выдают, в жены не берут». Прибыл Гаврила, сказал, что привез живописца нарисовать портрет, а потом велено отослать его за границу учиться живописи. С приездом Гаврилы Наталья Алексеевна развеселилась, придумывала забавы, ужин с ряжеными, Валтасаров пир. После пира Наталья хотела прогнать Гаврилу, но не смогла.

Глава 6

1
Петр плыл к Нарве с победой, вез шведские знамена. Был штурмом взят Юрьев, городок, поставленный еще Ярославом для обороны украинской земли. Петр был доволен своими победами над Карлом. Раздумалось ему и о зазнобе Катерине. Написал письмо Анисье Толстой и Екатерине Васильевской, чтобы прибыли к нему.

2
Петр вспоминает, как с огромным трудом был взят Юрьев. До четырех тысяч людей сбилось у стен и ворот. От этой победы «у короля Карла должно потемнеть в глазах с досады».

3
Подошла шлюпка, в которой прибыл роскошно одетый Меньшиков. Он приветствовал Петра и поздравил его с великой викторией. Капитана Неклюева царь назначил флагманом эскадры - командором - и велел завтра при сигнале «взятые отвагой» выносить с барабанным боем на берег к войску шведские знамена. Петр похвалил Меньшикова за победу на Шлип-пенбахом. Ужинали в шатре вдвоем, говорили о новом фельдмаршале Огильви. Петр, прочитав письмецо Катерины, пошел прогуляться. Услышал разговор солдат о Катерине. Он с трудом дышал от их слов. Кое-как умерил гнев. Мишку Блудова, у которого фельдмаршал Шереметьев отнял Катерину, велел перевести правофланговым в Преображенский.

4, 5
Генерал Горн пришел домой, где его ждали четверо детей и жена. Она упрекает мужа за то, что детям нечего есть, что его обманули с фальшивой баталией. Она требует отпустить ее с детьми в Стокгольм, но Горн говорит, что это невозможно: они заперты в Нарве, как в мышеловке. Адъютант доложил, что в русском лагере что-то непонятное. Горн увидел, что за царем и Меньшиковым скакали солдаты, поднимая на древках восемнадцать захваченных шведских знамен. Горну предложили мир. Он отказался. К Нарве стали подвозить огромные стенобитные пушки. Горн понял, что его снова обманывали: делали вид, что штурм будет в другом месте. Он решил стоять до конца.

 

6

Диспозиция Огильви обошлась казне в 700 золотых ефимков. Позвав фельдмаршала, Петр сказал, что диспозиция разумна, но Нарву надо взять не в три месяца, а в три дня, ну, в недельку, не больше. Огильви отстаивал свою диспозицию, с неуважением отзываясь о русских солдатах. Петр был разгневан: «Русский мужик - умен, смышлен, смел... А с ружьем -страшен врагу...» Войска в движение были приведены по диспозиции Петра.

7
Кричащие женщины требовали от Горна сдать город. Он еще на что-то надеялся, хотя войска были окружены. Горн был взят в плен. В три четверти часа все было кончено. «Дело было европейское: шутка ли - штурмом взять одну из неприступнейших крепостей в свете». Четыре года Петр готовился к этому часу. Петр назначил Меньшикова губернатором города и приказал в течение часа остановить кровопролитие и грабеж. Ввели генерал Горна. Петр приказал «этого упрямца, глупца» отвести в тюрьму пешим через весь город, « дабы увидел печальное дело рук своих...»

Печать Просмотров: 51972
Версия для компьютеров