Природа в лирике С. Есенина

Каждый поэт входит в храм природы со
своей «молитвой» и своей палитрой.
В. Базанов

Наверное, у каждого человека, родившегося в России, ощущение и восприятие природы всегда были такими трепетными, как, может быть, ни у кого в мире. Весна, лето, осень и особенно русская «зимушка-зима», как любовно говаривали о ней в нашем простом, но великом русском народе, брали и берут за живое душу, заставляя испытывать глубокие чувства, схожие с волнительными любовными переживаниями. Да и как не любить всю окружающую нас красоту и прелесть: белый снег, свежую зелень необъятных лесов и лугов, темную глубину озер и рек, червонное золото опадающих листьев, которые с детства радуют глаз своей многоцветностью, переполняя бурлящими эмоциями взволнованное сердце любого человека, но особенно поэта и творца слова. Такого, как замечательный поэт Сергей Александрович Есенин, который в своем многоликом творчестве, в своей задушевной лирике оставил особое место иногда суровой, но всегда прекрасной российской матушке-природе. И это не мудрено.

Родившись в селе Константиново, в центре России, Есенин видел и созерцал вокруг себя такую неописуемую красоту и прелесть, которые можно найти только на Родине, чьи необъятно широкие просторы, чье торжественное величие навеяли уже в детстве те думы и размышления, которые он передал нам позже в своей вдохновенной и волнующей лирике.

Село Константиново, родная Рязанщина - эти места пробуждали в Сергее Есенине трепет и поэтическую страсть к творчеству. Именно родной север явился наиболее вдохновляющим для поэта. Я думаю, что только там, только на севере России, с его особым, сильным, но нежным духом, можно было проникнуться теми же чувствами, что пережил Есенин, рождая в один из долгих зимних вечеров эти волшебные строки:

Еду. Тихо. Слышны звоны
Под копытом на снегу,
Только серые вороны
Расшумелись на лугу.

Это не обычный «Ямщицкий романс». В нем отсутствуют и ямщик, и седок, их заменяет сам поэт. Поездка не вызывает у него никаких ассоциаций, он обходится без обычной дорожной грусти. Все исключительно просто, как будто списано с натуры:

Заколдован невидимкой,
Дремлет лес под сказку сна,
Словно белою косынкой
Подвязалася сосна.

В простоте этих строк, в естественности слога заключаются подлинныe гениальность и мастерство, выраженные поэтом с помощью могучего русского языка. Это мастерство заставляет представить так живо и вьюгу, и зимний лес, и звон копыт по снежному насту, что уже не нужно видеть настоящую картину: воображение, выпущенное на волю, тут же дорисует картину зимнего леса. Ну как тут не вспомнить Сурикова, Шишкина, Саврасова!

Как кисть художника-живописца, так и есенинское перо живо и ярко вывело на белых листах бумаги те замечательные картины, за которыми не надо было ехать далеко от дома в Испанию, Францию, Германию или куда-либо еще: они были прямо здесь - в лесах Рязанщины, в белых ночах Петербурга, в по-осеннему позолоченном Константинове. Куда бы поэт ни кинул взгляд, всюду на него как бы накатывали полны творческого воодушевления, подчас пронизанные грустью и тихой тоской, как и сама природа:

Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь,
Сенокос некошеный
Лес да монастырь.


Когда читаешь стихи Есенина о природе, вся полнота мощи великого и могучего русского слова обрушивается на твое сознание, заставляя его взывать к подлинным жизненным образам, может быть, никогда по-настоящему еще не увиденным, но таким удивительно реальным.

Гой ты, Русь моя родная,
Хаты - в ризах образа...
He видать конца и края -
Только синь слепит глаза.

Только слова такого великолепного мастера, как Сергей Есенин, могут творить образы, которые иначе, как собственными глазами, и увидеть-то нельзя. А сила и воодушевление, какие редко можно найти даже в запахе, звуках, цвете окружающей нас жизни, но запечатленные на бумаге, так и хлещут из каждой есенинской строки - вот как в приводимом ниже отрывке:

Как птицы свищут версты
Из-под копыт коня.
И брызжет солнце горстью
Свой дождик на меня.

В этих коротких строчках поместилось, не теряя своей полноты, изумительное изображение широкой степной дороги, вольного ветра и яркого солнечного дня. Иному не хватит многих слов, чтобы до такой степени точно, ярко и метко отобразить невольно предстающий перед нами притягательный вид российской проселочной дороги.

Читаешь и наслаждаешься простотой поэтического мастерства Сергея Есенина, которого недаром ставят на одно из первых мест в ряду великих русских поэтов.

Есенин утверждал, что он, «последний поэт деревни» в России. В его стихах любовно выписаны мелкие подробности деревенского быта:

Пахнет рыхлыми драченами;
У порога в дежке квас,
Над печурками точеными
Тараканы лезут в паз.
Вьется сажа над заслонкою,
В печке нитки попелиц,
А на лавке за солонкою —
Шелуха сырых яиц.

Что ни фраза - то художественная деталь. И мы чувствуем: каждая подробность вызывает нежность поэта, все это -родное для него.

Oн часто прибегает к приему олицетворения. Черемуха у него «спит в белой накидке», вербы - «плачут», тополя -«шепчут», «туча кружево в роще связала».

Природа у Сергея Есенина многоцветная, красочная. Любимые же цвета поэта - синий и голубой. Эти цветовые тона усиливают ощущение необъятности голубых просторов России («синь, упавшая в реку», «только синь сосет глаза», «на небесном синем блюде»),

И всегда описание природы у Сергея Есенина соотносятся с выражением настроений поэта. Как ни тесно связанно его имя с представлением о поэтических картинах русской природы, его лирика не является пейзажной в соответственном смысле слова. Клен, черемуха, осень в стихах поэта - не просто приметы родной русской природы, это цепочка метафор, с помощью которых поэт рассказывает о себе, о своих настроениях, о своей судьбе. Поэзия Сергея Есенина и нас учит видеть, чувствовать, размышлять, то есть жить.
Печать Просмотров: 17045
Версия для компьютеров