«Суждены им благие порывы» (рассказы А. П. Чехова)

Свое сочинение я назвал словами поэта Н. Некрасова. Мне кажется, что они точно выражают то, что я хочу сказать по поводу рассказов А. Чехова.

Максим Горький боролся в своих произве­дениях с «интеллигентами», ничего не оста­вившими после себя на земле, кроме мусо­ра. Антон Павлович Чехов тоже бьет тревогу в своих рассказах, показывает как люди, призванные вести за собой народ, превра­щаются в обывателей, деградируют под влиянием среды, в которую попадают.

Самым сильным в этом ряду, на мой взгляд, является рассказ «Ионыч» (1898). Сюжет рас­сказа прост: молодой, умный человек попа­дает в серый, затхлый городишко С. Много работает, живет отшельником, презирает обывателя, с которым не о чем говорить. Ин­тересы жителей города ничтожны: вино, кар­ты, нажива, сплетни.

Проходит время, Дмитрий Старцев опуска­ется и становится таким же. Казалось бы, ну что тут особенного? Вокруг видишь это на каждом шагу. Время меняет людей. Но прав­да, так талантливо показанная Чеховым, от­крывает на многое глаза.

Если человеку дано больше, чем другим, а он сам себя утопил в обыденности и стал похожим на обывателя, то это духовная смерть. Ничего больше в жизни не остается, как есть, пить, копить деньги неизвестно за­чем, быть «живым трупом».

Накопительство разрушает личность, если нет внутреннего противоядия, если нет боль­шой жизненной силы, цели жизни. Старцев мало сопротивлялся, любовь его к Туркиной тоже была мелковата, уже тогда он в уме под­считывал деньги, которые получит, если же­нится на ней. Мужики и больница уже не ин­тересуют Старцева, он растерял все свои идеалы, пошлость захлестнула его.

Герой ненавидит и презирает жизнь окру­жающих его обывателей, но это не мешает ему в конечном итоге и самому умножить их число. Вся история превращения молодого доктора Дмитрия Старцева в заплывающего жиром стяжателя, которого все зовут теперь только Ионычем, занимает у Чехова менее двадцати страниц. Но каких!

В юности почти все имеют идеалы, жела­ние принести пользу обществу, в зрелости у многих прослеживается стремление к сы­тости, к благополучию, к почестям и «теп­лым» местам. Все прикрываются пышными фразами о долге, чести, пользе, но внутри у каждого, как бацилла, сидит, спрятавшись, все тот же «Ионыч».

Чехов своим рассказом предупреждает: «Не поддавайтесь губительному влиянию среды, не предавайте своих идеалов, бере­гите в себе человека».

Та же тема пошлости и корысти звучит в рассказе «Крыжовник». В «Крыжовнике» символом уродливой жизни, подчиненной узкой, нелепой цели, становится желание героя приобрести имение, где бы рос свой крыжовник. Всю жизнь он копил, во всем се­бе отказывал, его жизнь была просто жал­кой. Он мог унижаться из-за каждой копей­ки, но вот, наконец, мечта его осуществи­лась — он ел свои, в его усадьбе собранные ягоды, он был счастлив. Правда, они горь­кие. Но свои!

Да разве это счастье? Разве для этого жи­вет человек?

А. Чехов дает выразительные портретные характеристики тому и другому персона­жу — постарел, располнел, обрюзг. Абсо­лютно животная жизнь, лишенная смысла. Чехов негодует и протестует против такого образа жизни. Просто быть сытым и счаст­ливым — этого человеку мало. Должна же быть какая-то высшая цель.

Чехов каждым своим произведением го­ворит: «Нет, больше жить так невозможно». В рассказах «Учитель словесности», «По­прыгунья», «Человек в футляре» звучит гру­стная нота обиды за человека, обиды за его никчемность, приземленность и нежелание изменить жизнь.

Л. Н. Толстой высоко оценил рассказ «Учи­тель словесности». Краткий сюжет: учитель Никитин живет в небольшом городе, работа­ет в гимназии. Он образован, умен, вроде бы счастлив, женат на любимой женщине. Каза­лось бы, в его жизни все хорошо. Но пош­лость города, пошлость безликой женщины с ее горшками, пошлость коллег в гимназии душат Никитина.

Учитель географии Ипполит Ипполитыч ограничен, говорит только то, что всем дав­но известно, «что Волга впадает в Каспий­ское море, а лошади кушают овес». Он туп, скучен, олицетворяет собой многих такого же рода учителей.

Жена Никитина, Манюся, развела кувши­ны и горшочки со сметаной, окружила его пошлостью со всех сторон в своем малень­ком уютном мирке, в котором так спокойно и сладко живется Никитину.

Работа в гимназии тоже кажется однооб­разной и утомительной. Никитин, боясь сой­ти с ума, решает бежать из этого города, от жены, от пошлости, но можно уверенно сказать, что все это только порыв, минутная вспышка.

Он останется и постепенно станет вторым Ионычем. Чехов устами Никитина восклица­ет: «Нет ничего страшнее, оскорбительнее, тоскливее пошлости!» И опять звучит та же тема. Ведь есть другой мир! Мир, где люди творят, страдают, ошибаются, создают, со­чиняют, мучаются... Но они живут в полную силу, а не прозябают.

Только там есть жизнь, где есть великая цель, где в работе люди находят удовлетво­рение, где человек живет не для себя, а для людей. Мне очень близок Чехов, и я ценю его выше других классиков.

И мне, вслед за Чеховым, хотелось бы по­вторить его слова: «Если бы каждый человек сделал на земле все, что мог, как прекрасна была бы наша земля!»

Ведь так просто! Отчего же мы этого никак не поймем?

Печать Просмотров: 2239
Версия для компьютеров