Жизнь и творческая судьба А. А. Фета

Афанасий Афанасьевич Фет родился в усадьбе Новоселки Мценского уезда в нояб­ре 1820 года. История его рождения не сов­сем обычна. Отец его, Афанасий Неофитович Шеншин, ротмистр в отставке, принад­лежал к старому дворянскому роду и был богатым помещиком. Находясь на лечении в Германии, он женился на Шарлотте Фет, которую увез в Россию от мужа и дочери. Через два месяца у Шарлотты родился мальчик, названный Афанасием и получив­ший фамилию Шеншин. Четырнадцать лет спустя духовные власти Орла обнаружили, что ребенок родился до венчания родите­лей, и Афанасий был лишен права носить фамилию отца и лишен дворянского титула. Это событие ранило впечатлительного ре­бенка, и он почти всю свою жизнь пережи­вал двусмысленность своего положения. Кроме того, он должен был выслужить себе дворянские права, которых его лишила цер­ковь. Он окончил университет, где учился сначала на юридическом, затем на филоло­гическом факультете. В это время, в 1840 году, он и издал отдельной книгой свои пер­вые произведения, не имевшие, однако, ни­какого успеха.

Получив образование, Афанасий. Афанасьевич решил стать военным, так как офицерский чин давал возможность получить дворянский титул. Но в 1858 году А. Фет вынужден был выйти в отставку. Дворянских прав он так и не завоевал — в то время дворянство давало только чин полковника, а он был штаб-ротмис­тром. Но годы военной службы можно считать периодом расцвета его поэтической деятель­ности. В 1850 году в Москве вышли «Стихотво­рения» А. Фета, встреченные читателями с восторгом. В Петербурге он познакомился с Некрасовым, Панаевым, Дружининым, Гон­чаровым, Языковым. Позднее он подружился со Львом Толстым. Эта дружба была долгой и плодотворной для обоих.

В годы военной службы Афанасий Фет пе­режил трагическую любовь к Марии Лазич, поклоннице его поэзии, девушке весьма та­лантливой и образованной. Она тоже полюби­ла его, но они оба были бедны, и Фет по этой причине не решился соединить свою судьбу с любимой девушкой. Вскоре Мария Лазич погибла. До самой смерти поэт помнил о сво­ей несчастной любви, во многих его стихах слышится ее неувядаемое дыхание.

В 1856 году увидела свет новая книга по­эта. Выйдя в отставку, А. Фет купил землю в Мценском уезде и решил посвятить себя сельскому хозяйству. Вскоре он женился на М. П. Боткиной. В деревне Степановке Фет прожил семнадцать лет, лишь ненадолго на­езжая в Москву. Здесь застал его высочай­ший указ о том, что за ним наконец утверж­дена фамилия Шеншин со всеми связанны­ми с нею правами.

В 1877 году Афанасий Афанасьевич купил в Курской губернии деревню Воробьевку, где и провел остаток своей жизни, лишь на зиму уезжая в Москву. Эти годы в отличие от лет, прожитых в Степановке, отмечены его возвращением к литературе. Все свои стихи поэт подписывал фамилией Фет: под этим именем он приобрел поэтическую славу, и оно было ему дорого. В этот период А. Фет издал собрание своих сочинений под назва­нием «Вечерние огни» — всего было четыре выпуска.

В 1889 году, в январе, в Москве было торже­ственно отмечено пятидесятилетие литера­турной деятельности А. А. Фета, а в 1892 году поэт скончался, не дожив двух дней до 72 лет. Похоронен он в селе Клейменово — родовом имении Шеншиных, в 25 верстах от Орла.

А. А. Фет прожил долгую и трудную жизнь. Сложной была и его литературная судьба. Из его творческого наследия современному читателю известна в основном поэзия и куда меньше — проза, публицистика, переводы, мемуары, письма. Без Афанасия Фета трудно себе представить жизнь литературной Моск­вы XIX века. В его доме на Плющихе бывали многие знаменитые люди. Долгие годы он дружил с А. Григорьевым, И. Тургеневым. На музыкальных вечерах у Фета перебывала вся литературная и музыкальная Москва.

Стихи А. Фета — это чистая поэзия в том смысле, что там нет ни капельки прозы. Он не воспевал жарких чувств, отчаяния, вос­торга, высоких мыслей, нет, он писал о са­мом простом — о природе, о самых простых движениях души, даже о минутных впечат­лениях. Его поэзия радостна и светла, она наполнена светом и покоем. Даже о своей загубленной любви поэт пишет светло и спокойно, хотя его чувство глубоко и све­жо, как в первые минуты. До конца жизни Фет не утратил способности радоваться.

Красота, естественность, искренность его поэзии доходят до полного совершенства, стих его изумительно выразителен, обра­зен, музыкален. Недаром к его поэзии обра­щались и Чайковский, и Римский-Корсаков, и Балакирев, и Рахманинов, и другие компо­зиторы. «Это не просто поэт, а скорее поэт-музыкант...» — говорил о нем Чайковский. На стихи Фета было написано множество романсов, которые быстро завоевали широ­кую известность.

Фета можно назвать певцом русской при­роды. Приближение весны и осеннее увяда­ние, душистая летняя ночь и морозный день, раскинувшееся без конца и без края ржаное поле и густой тенистый лес — обо всем этом пишет он в своих стихах. Природа у Фета всегда спокойная, притихшая, словно за­мерзшая. И в то же время она удивительно богата звуками и красками, живет своей жизнью, скрытой от невнимательного глаза:

Я пришел к тебе с приветом,

Рассказать,  что солнце встало,

Что оно горячим светом

По листам затрепетало;

Рассказать,  что лес проснулся, Весь проснулся,  веткой каждой, Каждой     птицей     встрепенулся

И    весенней    полон   жаждой...

Превосходно передает Фет и «благоухаю­щую свежесть чувств», навеянных природой, ее красотой, прелестью. Его стихи проник­нуты светлым, радостным настроением, счастьем любви. Поэт необычайно тонко раскрывает разнообразные оттенки челове­ческих переживаний. Он умеет уловить и об­лечь в яркие, живые образы даже мимолет­ные душевные движения, которые трудно обозначить и передать словами:

Шепот,      робкое   дыханье,

Трели     соловья,

Серебро    и   колыханье

Сонного     ручья,

Свет  ночной,    ночные   тени,

Тени   без  конца,

Ряд     волшебных    изменений

Милого     лица,

В дымных   тучках   пурпур   розы,

Отблеск     янтаря,

И лобзания,    и   слезы,

И заря,    заря!..

Обычно А. Фет в своих стихах останавлива­ется на одной фигуре, на одном повороте чувств, и в то же время его поэзию никак нельзя назвать однообразной, наоборот, — она поражает разнообразием и множеством тем. Особая прелесть его стихов помимо со­держания именно в характере настроений по­эзии. Муза Фета легка, воздушна, в ней будто нет ничего земного, хотя говорит она нам именно о земном. В его поэзии почти нет дей­ствия, каждый его стих — это целый ряд впе­чатлений, мыслей, радостей и печалей. Взять хотя бы такие из них, как «Луч твой, летящий далеко...», «Недвижные очи, безумные очи...», «Солнце луч промеж лип...», «Тебе в молчании я простираю руку...» и другие.

Поэт воспевал красоту там, где видел ее, а находил он ее повсюду. Он был художни­ком с исключительно развитым чувством красоты; наверное, потому так прекрасны в его стихах картины природы, которую он воспроизводил такой, какая она есть, не до­пуская никаких украшений действительности. В его стихах узнаваем конкретный пей­заж — средней полосы России.

Во всех описаниях природы поэт безуко­ризненно верен ее мельчайшим черточкам, оттенкам, настроениям. Именно благодаря этому были созданы такие поэтические шеде­вры, как «Шепот, робкое дыхание...», «Я при­шел к тебе с приветом...», «На заре ты ее не буди...», «Заря прощается с землей...».

Любовная лирика Фета — самая откровен­ная страница его поэзии. Сердце поэта от­крыто, он не щадит его, и драматизм его стихов буквально потрясает, несмотря на то что, как правило, основная их тональность светлая, мажорная.

Стихи А. А. Фета любимы у нас в стране. Время безоговорочно подтвердило цен­ность его поэзии, показало, что она нужна нам, людям XXI века, потому что говорит о вечном и самом сокровенном, открывает красоту окружающего мира.

Печать Просмотров: 18596
Версия для компьютеров