Последние годы жизни Л.Н. Андреева

С началом Первой мировой войны Андреев стал уделять больше внимания публицистике. Он не разделял позицию тех, кто считал, что поражение в войне необходимо для революции — его публикации патриотичны. Писателю казалось, что «...разгром Германии будет разгромом всеевропейской реакции и началом целого цикла европейских революций». «Отсюда, — писал он, — и я, автор “Красного смеха” (как-никак!), тоже стою за войну».

Андреев восторженно приветствовал Февральскую революцию 1917 года как победу света в статьях «Памяти погибших за свободу» и «Русская воля». Но когда — после Октября — он увидел, что «по лужам крови вступает завоеватель Ленин» («Верните Россию!», 1917), отношение к революции резко изменилось. В статье «S.O.S» (1919) он призывает Запад спасти людей в России: «Дьявол не может войти в мировую историю». Революция представляется Андрееву как катастрофа.

«Ты понимаешь, революция, как и война, прекрасна тем, что пожар не тушат, а зажигают! Всё, к чему мы привыкли, что нам казалось незыблемым и твёрдым, выворачивается наизнанку, и появляется новая правда, правда другой стороны. До сих пор мы её не видели и даже не подозревали о её существовании. Но вот она открылась, и мы одновременно чувствуем две правды двух миров», — вспоминал слова отца Вадим Андреев.

Из Петрограда Андреев уехал на свою дачу в Финляндию. После провозглашения независимости Финляндии писатель невольно оказался в эмиграции. В 1919 году он писал Н.К. Рериху: «Все мои несчастья сводятся к одному — нет дома. Был прежде маленький дом в Финляндии, с которым сжился. Наступит, бывало, осень, потемнеют ночи, и с радостью думаешь о тепле, свете, кабинете, сохраняющем следы десятилетней работы и мысли. Был и большой дом — Россия с её могучей опорой, силой и простором. Был и самый просторный дом — искусство, творчество, куда уходила душа. И всё пропало. Вместо маленького дома — холодная, обворованная дача с выбитыми стёклами, а кругом чужая и враждебная Финляндия. Нет России, нет и творчества. Так жутко мне без моего царства, и словно потерял я всякую защиту от мира. Изгнанник трижды — из дома, из России и из творчества...»

В последние годы в дневниках Андреев много рассуждал о психологии творчества, о собственном художественном опыте. В последнем сатирическом романе «Дневник Сатаны», который остался не завершён, он развивает тему безобразия жизни.

Умер Леонид Николаевич Андреев в деревне Нейвола (Финляндия) на 49-м году жизни и был похоронен в Ваммельсуу. В 1956 году прах писателя перезахоронили на Литераторских мостках Волкова кладбища в Ленинграде.
Печать Просмотров: 9240
Версия для компьютеров