Послереволюционное творчество Шмелева И.С.

Всё творчество И.С. Шмелёва делится два периода: в 1900-е годы он был писателем-«знаньев-цем», после 1917 года стал одним из крупнейших мастеров слова, создавших русский национальный эпос высочайшей духовной силы.

Шмелёв, отстаивавший идеи социальной справедливости, приветствовал Февральскую революцию 1917 года. Но большевикам, как партии одного класса, а не всего народа, он не сочувствовал. Поэтому и не принял Октябрьскую революцию. В 1918 году Шмелёв уезжает в Крым. В Алуште он пишет повесть «Неупива-емая чаша» (1918). Эта грустная и поэтичная история о жизни крепостного живописца Ильи Шаронова проникнута искренним сочувствием автора.

В эти годы Шмелёв не пишет о происходящем вокруг, но тематика произведений связана с проблемами, которые его волнуют. Он пересматривает своё отношение к революционному народу: «Народ отборный: шеи — бычьи, кулаки — свинчатки, зубы — слоновая кость. Ходят — баркас баркасом, перекачиваются... На пальцах перстни, на руках часики-браслетики, в штанах отборные портсигары — квартирная добыча. Кругом голод, у матросов — бараньи тушки, сала, вина — досыта».

В конце октября 1919 года сын писателя подпоручик-артилле-рист Сергей Шмелёв приехал к родителям. Отравленный газами на германской войне, получивший в армии в Туркестане туберкулёз лёгких, он как инвалид был зачислен в алуштинское комендантское управление, работал при городском квартирном отделе. Не собираясь покидать Россию, мечтая в мирное время продолжить учёбу в университете, он подчинился приказу большевистского правительства и явился на регистрацию в Особый отдел города Феодосии. Это было в декабре 1920 года. В то время в действие вступил приказ № 4 Крымревкома, в котором говорилось: «Все офицеры, чиновники военного времени, солдаты, работники в учреждениях добрармии обязаны явиться для регистрации в 3-дневный срок. Появившиеся будут рассматриваться как шпионы, подлежащие высшей мере наказания по всем строгостям законов военного времени». В течение нескольких месяцев Шмелёвы ничего не могли узнать о судьбе сына, который в числе многих других был расстрелян без суда и следствия в январе 1921 года.

В 1923 году Шмелёв писал о сыне: «При отступлении добровольцев остался в Крыму. Был арестован большевиками и увезён в Феодосию “для некоторых формальностей”, как на мои просьбы и протесты ответили чекисты. Там его держали в подвале на каменном полу, с массой таких же офицеров, священников, чиновников. Морили голодом. Продержав с месяц, больного, погнали ночью за город и расстреляли». Скорее всего, несмотря на своё неприятие советской власти, Шмелёв не собирался уезжать из России. Но смерть сына всё изменила. Писатель не смог простить его гибели. Он принимает приглашение Бунина выехать за границу, «на отдых, на работу литературную», и уезжает в 1922 году сначала в Берлин, а потом в Париж.

За границей Шмелёв написал автобиографическую книгу о жизни в Крыму «Солнце мёртвых» (1923). Жанр этого произведения сам писатель обозначил как эпопея. Книга действительно не является просто воспоминаниями очевидца. Это эпос о Гражданской войне, события которой осмыслены в мировом масштабе. Рассказчик наблюдает, как умирает мир, созданный Богом. Крымская природа прекрасна и бесстрастна, и на фоне этой красоты гибнет всё живое — животные, птицы, люди. Герой эпопеи рассуждает: «Когда эти смерти кончатся! Не будет конца, спутались все концы — концы-начала, жизнь не знает концов, начал...» Он обращается к тому, что вечно — к морю, ветру, солнцу, к незыблемым ценностям, и находит утешение в Боге. В том мире, который окружает повествователя, люди существуют по законам не человеческим, а звериным, пещерным — едят кошек, воруют, конфискуют библиотеки, выгоняют других людей из дому и т. д. Крым становится «ликующим кладбищем». Но герой повести сохраняет живую душу в этом хаосе, так как его волю поддерживает Господь. У рассказчика есть оппонент — доктор, который ведёт с ним спор об истории, времени, смерти и вечности. Доктор полагает, что время остановилось, и перестаёт верить в бессмертие души. Испытания привели его к вере в то, что жизнь человека укладывается между «помойкой», в которую красные превратили землю, и небытием («от помойки в ничто»). Такая философия находит подтверждение в жизни самого доктора: его жена умерла, а он даже не мог похоронить её по-человечески. Гробом женщине стал шкаф, в котором когда-то хранилось абрикосовое варенье. Бахчисарайский татарин засаливает и съедает свою жену. Доктор насчитал в Крыму за три месяца восемь тысяч вагонов, наполненных трупами расстрелянных без суда людей, которые стали вкладом «в историю... социализма». Картины, нарисованные в «Солнце мёртвых», поистине апокалиптичны. Но автор не может согласиться с тем, что верить в этом новом мире невозможно. Душа доктора утрачивает веру, и в этом его трагедия. Его смерть во время пожара — словно наказание за неверие в Божью помощь, силу добра и бессмертие души.

Рассказчик же, несмотря ни на что, верит в вечную душу. Как и доктору, по вере его, воздаётся и рассказчику. Старый татарин присылает ему подарок: яблоки, муку, табак. Для писателя мертва жизнь тех, кто не возлюбил ближнего, кто благополучен среди человеческого горя.

Христианские, православные мотивы становятся ведущими в творчестве Шмелёва после революции. В 1924 году на вечере «Миссия русской эмиграции» он произносит речь «Душа Родины», в которой упрекает русскую интеллигенцию за то, что она «царапалась на стремнины Ницше и сверзлась в марксистскую трясину», за то, что отвергла Бога и сделала богом человека. По мнению Шмелёва, идеалы свободы, равенства, братства, проповедуемые интеллигенцией, глушили в народе совесть. Но писатель был убеждён в том, что ещё есть люди, которые «Бога в душе несут, душу России хранят в себе», и такими людьми являются молодые — «буйная кровь России, с Тихого Дона и Кубани, — казачья сила».

В двадцатые годы вышли сборники рассказов Шмелёва «Про одну старуху. Новые рассказы о России» (1927), «Свет разума. Новые рассказы о России» (1928), «Въезд в Париж. Рассказы о России зарубежной» (1929). В 1931 году был опубликован сборник «Родное. Про нашу Россию. Воспоминания». Из чужой и «роскошной» страны с необыкновенной отчётливостью виделась Шмелёву старая Россия — страна его детства, Москва, Замоскворечье. «Этот весенний плеск остался в моих глазах — с праздничными рубахами, сапогами, лошадиным ржаньем, с запахами весеннего холодка, теплом и солнцем. Остался живым в душе, с тысячами Михайлов и Иванов, со всем мудрёным, до простоты-красоты душевной, миром русского мужика, с его лукаво-весёлыми глазами, то ясными, как вода, то омрачающимися до чёрной мути, со смехом и бойким словом, с лаской и дикой грубостью. Знаю, связан я с ним до века. Ничто не в силах выплеснуть из меня этот весенний плеск, светлую весну жизни... Вошло — и вместе со мной уйдёт» («Весенний плеск», 1925).

Во Франции И.С. Шмелёвым были созданы также романы «Богомолье» (1930—1931) и «Лето Господне» (1933—1948), которые стали вершиной творчества писателя. Эти произведения объединяют общая тема, герои, единство внутреннего сюжета, стилистические особенности. «Лето Господне» Шмелёв писал в течение многих лет и публиковал частями в периодической печати. Полностью роман вышел в 1948 году в Париже. В его основу легли воспоминания писателя о своём детстве, дополненные тщательным изучением духовной литературы.


Печать Просмотров: 7919
Версия для компьютеров