Творческий и жизненный путь Пушкина Александра Сергеевича

Творчество Пушкина было стремительным движением, тесно связанным с его судьбой, с общественно-идеологической и литературной жизнью России в первой трети XIX в. Пушкин не имеет двух биографий — биографии обычной, житейской и биографии писательской. Он являет собой пример единства человека и поэта. Жизнь и поэзия сливались у него в одно целое. Факты жизни становились у Пушкина фактами творчества. В свою очередь, поэзия определяла его судьбу.

Временной диапазон произведений, включенных в программу по литературе для поступающих в вузы, — приблизительно двадцать лет: от оды «Вольность» (1817) до последних, завершенных в 1836 г. произведений: романа «Капитанская дочка» и стихотворения «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...». Понимание их идейного смысла и художественных особенностей во многом зависит от того, насколько ясно абитуриент представляет основные факторы, повлиявшие на судьбу поэта, периодизацию творчества Пушкина.

Сам поэт осознавал вехи своего творческого развития, размышлял над уже созданными произведениями, готовил итоговые книги. Изменения в творчестве, как правило, легко соотносятся с поворотными моментами в его личной судьбе. В творчестве Пушкина выделяются следующие периоды:

1) 1813 г. — май 1817 г. — лицейский период;
2) июнь 1817 г. — начало мая 1820 г. — петербургский период;
3) май 1820 г. — август 1824 г. — период южной ссылки;
4) август, 1824 г. — сентябрь 1826 г. — период ссылки в Михайловское;
5) сентябрь 1826 г. — начало сентября 1830 г. — творчество второй половины 1820-х гг., до начала Болдинской осени;
6) сентябрь — ноябрь 1830 г. — Болдинская осень;
7) 1831 г. — 1836 г. — творчество 1830-х гг.

Лицейский период (1813 — май 1817). Первый период творчества — время поэтического самоопределения Пушкина, время выбора пути.

Пушкин родился на исходе XVIII столетия, 26 мая (6 июня) 1799 г. Двенадцатилетним мальчиком он поступил в Царскосельский лицей, открывшийся 19 октября 1811 г. Через шесть лет, окончив лицейский курс, Пушкин стал не только высокообразованным человеком, но и самым многообещающим поэтом России.

Первые его стихотворения датированы 1813-м годом. За следующие три года написано свыше 130 произведений. Развитие поэта-отрока было стремительным. В 1814 г. журнал «Вестник Европы» публикует первое стихотворение Пушкина — «К другу стихотворцу» (подпись: Александр Н.к.ш.п.). В январе 1815 г. юный поэт в присутствии Державина читает свое стихотворение «Воспоминания в Царском Селе ». В апреле оно было опубликовано в журнале «Российский музеум» и впервые подписано полным именем: Александр Пушкин.

Пушкин буквально ворвался в литературу. Им заинтересовались В.А.Жуковский и К.Н.Батюшков. Его «благословил» Г.Р.Державин, которого в те годы считали живым классиком русской поэзии. Поддержал юного поэта и дядя — В.Л.Пушкин. Началась дружба с П.А.Вяземским. И лицейские стихотворцы, и признанные поэты воспринимали Пушкина как «молодого чудотворца». Они были поражены его абсолютным поэтическим слухом, восприимчивостью, жаждой новых жизненных и поэтических впечатлений.

С юным пылом Пушкин включился в литературные споры. Он — сторонник последователей Н.М.Карамзина, «арзамасцев», в их полемике по вопросам языка и литературы с консерваторами из «Беседы любителей русского слова», возглавлявшейся А.С. Шишковым. Участие в литературном обществе «Арзамас» стало для Пушкина (которого здесь шутливо прозвали Сверчком) важным моментом эстетического самоопределения. Уже в лицейские годы он был рядом с писателями, которые боролись против омертвевших канонов классицизма, стремились модернизировать литературный язык, сблизить русскую литературу с европейской.

В лицейских стихах Пушкина много перекличек с произведениями русских и французских писателей. Он не стеснялся своего ученичества, заимствовал темы, мотивы, образы, поэтический словарь, использовал жанры, сложившиеся в поэзии начала XIX века: оду, элегию, послание, мадригал. Пушкин-лицеист творил в ауре поэтической культуры своего времени.

В 1815 г. Жуковский назвал Пушкина «надеждой нашей словесности», увидел в нем «будущего гиганта», но подчеркнул, что он пока еще « бродит около чужих идей и картин ». Действительно, во многих лицейских стихах Пушкина звучат анакреонтические мотивы лирики Батюшкова. Важное для молодого поэта «обозрение» старой и новой литературы, стихотворение «Городок» (1814), — эхо батюшковских «Моих пенатов» (1811). Элегии 1815-1816 гг. («Мечтатель», «К ней», «Певец» и др.) написаны под влиянием Жуковского. В немногих гражданских стихотворениях («Воспоминания в Царском Селе», «Лицинию») Пушкин предстает учеником Державина. Поэт жадно впитывает все лучшее, что создала европейская литература, — от античности до Вольтера, легендарного Оссиана и французской «легкой поэзии».

Пушкин — гениальный ученик. Он быстро встал вровень с учителями. Самым замечательным его качеством была эстетическая широта. Чуткий поэтический слух юного поэта улавливал все многообразие звуков и мелодий, существовавших в русской поэзии. Пушкин выбирал не учителей, а художественные системы. Как бы испытывая их, гармонию стихов Батюшкова он поверял «алгеброй» строгого рационализма поэзии Державина. Утонченная романтическая поэзия чувств Жуковского взаимодействовала в ранних стихах Пушкина с тягой к точности, предметности в изображении отношений между людьми.

В ранних стихотворениях обнаружилась важнейшая черта, характерная для всего последующего творчества Пушкина. Лицейская поэзия не питалась какими-то устойчивыми настроениями. Юный поэт многолик, переменчив. Он то радовался, наслаждался жизнью, то грустил и хандрил. Его тянуло то к вину и женщинам, к бесшабашной вольности дружеских пирушек и пышной мишуре балов, то к книгам, уединению и творчеству. Лицейские проказы и женская красота, общение с мудрым и ироничным П.Я.Чаадаевым, борьба литературных мнений — все привлекало поэта. Он удивленно смотрел на яркий и шумный мир вокруг себя и, как чуткое эхо, выражал этот мир в своих стихах.

В поэзии Пушкина лицейских лет возвышенная патетика гражданской лирики уживалась с легкомыслием «стихов на случай». Дерзкие, драчливые эпиграммы словно прятались в тени задумчивых элегий. Трогательный шепот влюбленного юноши вдруг сменялся хриплым голосом «бывалого» гусара. Вторя чужим, книжным разочарованиям и разлукам, юный поэт робко высказывал первые «горестные заметы» собственного сердца.

Сквозь внешнюю пестроту и несовершенство поэтических форм лицейской лирики проступила главная черта пушкинского отношения к миру: он воспринимал его как тайную, скрытую гармонию. Она открывалась поэту во всем — в высоком и низком, в мыслях и чувствах, в жизни и в искусстве.

Петербургский период (июнь 1817 — начало мая 1820). После окончания Лицея, поступив на государственную службу — в Коллегию иностранных дел, Пушкин жил в Петербурге. Он вошел в петербургский «большой свет» и оказался в совершенно незнакомом, пестром мире. Это мир чинов и наград, балов и развлечений, интриг и злословия. Для Пушкина все слилось в порывах вихря «жизни молодой»: светские отношения, любовные интриги, дружеское общение, занятия поэзией. Он наслаждался жизнью, ведь это было время его ранней юности (18-20 лет). Петербургские впечатления отразились в лирике тех лет, о них Пушкин постоянно вспоминал в последующие годы.

Важным для судьбы Пушкина было вступление в мир больших социальных идей, споров о политике и религии, о проектах спасения России. В атмосфере петербургского вольномыслия формируется его мировоззрение. Поэт дружит с Чаадаевым, сближается с членами тайного «Союза благоденствия» Н.И.Тургеневым и Ф.Н. Глинкой, участвует в работе литературно-театрального общества «Зеленая лампа» и «Вольного общества любителей российской словесности».

Полемика о литературе, активная борьба с архаистами также захватили Пушкина. Они накладывались на его размышления об общественном благе, о просвещении, тирании и свободе. Политические идеи становились источником вдохновения, основой поэтических образов.

Под непосредственным влиянием идей участников «Союза благоденствия» написаны стихотворения «Вольность» (1817) и «Деревня» (1819). Яркий политический темперамент Пушкина проявился в злой сатире на Александра I «Сказки. Noёl» («Ура! в Россию скачет. ..») (1818), в эпиграмме на всесильного временщика Аракчеева. Молодым порывом вольного сердца продиктовано послание «К Чаадаеву» (1818). Все эти стихи распространялись в рукописях, их читали, обсуждали, переписывали. Фактически за три после-лицейских года Пушкин создал свою «потаённую» поэзию. Это один из главных итогов петербургского периода творчества.

Как и в лицейский период, художественная система Пушкина далека от равновесия и гармонии. Вольные стихи с их стилевой архаикой и господством отвлеченной образности — вершина петербургской лирики. Но в эти годы были написаны и другие стихи. Пушкин вел стихотворную перебранку с «шишковистами», порой не стесняясь в выражениях. Из-под летящего пера поэта вышло множество альбомных «мелочей» и дружеских посланий, насыщенных бытовыми, нередко фривольными, подробностями. «Проза» жизни в них еще не возвышена до высокой поэзии. Иные настроения господствуют в элегических стихотворениях. Здесь Пушкин подчеркнуто близок к романтическому мировоззрению и стилю.

Пушкинская поэзия конца 1810-х гг. носит во многом «лабораторный» характер. Ей присущи резкие жанровые и стилевые контрасты. Рядом оказываются архаическая ода и романтическая элегия, высокие гражданские стихи и грубоватые экспромты. Контрасты стиля ощущаются и в вольнолюбивых стихотворениях. Пушкин - лирик в послании «К Чаадаеву» и в «Деревне» пытался сплавить архаизированный поэтический язык, опирающийся на аллегорические образы и метонимические перифразы, с субъективностью и экспрессией романтической поэзии.

Поэзия петербургского периода — решающий этап в формировании оригинального поэтического стиля Пушкина. Взаимодействие трех стилевых стихий — архаической, субъективно-романтической и «прозаически»-сниженной, бытовой — уже не было следствием ученичества. Они сталкивались, боролись, перебивали друг друга. В этом своеобразный итог художественных экспериментов молодого Пушкина. Он не удовлетворен ни одной из существовавших поэтических систем. Его выбор — движение к такому художественному синтезу, который позволил бы выразить богатство жизненных впечатлений, страстей, мыслей и настроений.

Это движение ощутимо в первой поэме Пушкина «Руслан и Людмила», задуманной еще в Лицее и завершенной незадолго до ссылки. Поэту наконец покорилась крупная эпическая форма — он перестал быть только поэтом-лириком. Оттолкнувшись от традиции, созданной Жуковским (сказочная поэма «Двенадцать спящих дев»), Пушкин создал глубоко оригинальное произведение. Это было завершение его жанровых и стилистических исканий 1810-х гг. и одновременно важная веха на пути к новым формам поэтического эпоса.

Отдельное издание поэмы вышло осенью 1820 г., когда Пушкин уже был на юге. Сразу же появились первые журнальные отклики. О Пушкине впервые публично заговорили литературные критики и писатели. Это важный момент в судьбе поэта, ведь незадолго до этого его «критиком» стал сам Александр I.

Только благодаря заступничеству Н.М.Карамзина, П.Я.Чаадаева, Н.И. Гнедича Пушкин за свои вольнолюбивые стихи был наказан сравнительно мягко. По распоряжению царя он отправился не в Сибирь, а в Екатеринослав, в распоряжение генерала И.Н. Инзова. Ссылка была оформлена как перевод по службе.

Период южной ссылки (май 1820 — июль 1824) — поворотный этап в жизни и творчестве Пушкина. Изменился его жизненный статус: оставаясь чиновником, он превратился в опального дворянина, поэта-изгнанника. Сроков службы вдали от Петербурга установлено не было — ссылка легко могла стать бессрочной. Дальнейшая жизнь поэта зависела только от того, куда «подует самовластье».

Бурные порывы монаршего «ветра» вначале были благоприятными для Пушкина. В мае-сентябре 1820 г. он путешествовал на юг вместе с семьей героя Отечественной войны 1812 г. генерала И.Н.Раевского (Екатеринослав — Кавказ — Крым). Эхо кавказских и крымских впечатлений, отголоски общения с представителями этой большой семьи и сердечных увлечений дочерьми Раевского почти десятилетие звучали в пушкинской поэзии. В 1820-1823 гг. Пушкин служил в Кишиневе, в канцелярии наместника Бессарабского края. Генерал И.Н. Инзов благосклонно относился к беспокойному подопечному, не обременял службой, позволял длительные отлучки из Кишинева. В ноябре 1820 — январе 1821 г. Пушкин подолгу гостил в имении Давыдовых Каменка Киевской губ., которое было одним из центров оппозиции режиму Александра I, посетил Киев, Одессу, вместе с И.П. Липранди в конце 1821 г. путешествовал по Молдавии.

В Кишиневе и в Каменке поэт общался с членами «Союза благоденствия» и тайного Южного общества П.И.Пестелем, В.Л.Давыдовым, В.Ф.Раевским, П.С.Пущиным, М.Ф.Орловым. Это яркая и вместе с тем полная внутреннего драматизма страница биографии поэта. Ссылка не отрезвила его, не заставила покаяться и смириться. Пушкин — в ореоле мученика свободы, жертвы русского тирана. Политический темперамент и инерция петербургского вольномыслия вели поэта к поискам тесного сближения с еще более радикальными критиками самодержавия. Пушкин хотел видеть в них новых друзей. Ему казалось, что мечты о «вольности святой» вот-вот станут реальностью. Он был готов окунуться вместе с заговорщиками в омут политической борьбы.

Прежние символы веры — гармоничная «звезда пленительного счастья» и прекрасная заря «свободы просвещенной» — уже не привлекали Пушкина. Он проявлял нетерпение, уповая не на политическую мудрость деспота, а на цареубийственный «карающий кинжал», в котором видел «тайного стража свободы». Страстное желание действия, борьбы выразилось в его готовности «кровавой чаше причаститься». Но надежды на то, что слово поэта-вольнодумца станет частью общего дела, рассеялись: друзья поспешили уверить Пушкина в том, что тайного общества не существует.

Пушкин в период южной ссылки — яркий поэт-романтик. Ведущее положение в «южной» лирике заняли романтические жанры: элегия и дружеское стихотворное послание. Привлекал его и жанр романтической баллады («Песнь о вещем Олеге»). Внутренний мир опального поэта особенно полно раскрылся в элегиях. Элегии «Погасло дневное светило...», «Мне вас не жаль, года весны моей...», «Редеет облаков летучая гряда...» и «Я пережил свои желанья...» — как бы романтические эпиграфы к новой главе творческой биографии Пушкина. В них проведена резкая грань между петербургскими годами, наполненными дружеским общением, пирами, радостями любви, и новой жизнью «под бурями судьбы жестокой», «в изгнанье скучном», «вдали друзей вольнолюбивых». Как всегда, лирика Пушкина автопсихологична. Романтическая образность стала стилевым эквивалентом мироощущения Пушкина.

Настоящее казалось ссыльному поэту бесприютным, унылым и неопределенным. Часто возникали психологические параллели со знаменитыми опальными поэтами — древнеримским поэтом Овидием и современниками, Байроном и Е.А.Баратынским. Яркие образы изгнанников и странников, созданные Пушкиным в послании «К Овидию» (1821), в исторической элегии «Наполеон» (1821), в дружеских посланиях к Баратынскому (1822), подчеркнули символический смысл его собственной судьбы.

Многие жанровые особенности элегий (исповедальность, быстрая смена чувств, фрагментарность) характерны и для посланий. Для Пушкина они были естественной формой обращения к далеким петербургским друзьям и новым знакомым. Круг адресатов дружеских посланий чрезвычайно широк: А.А. Дельвиг, Н.И. Гнедич, П.А. Катенин, П.А. Вяземский, Е.А. Баратынский, П.Я. Чаадаев, Ф.Н. Глинка, Ф.Ф.Юрьев, Я.Н. Толстой, В.Ф. Раевский, В.Л. Давыдов и др. Послания легко превращались в письма-исповеди. В них поэт размышлял о своей жизни в изгнании, вспоминал сладостные минуты общения с друзьями. Послания «К Овидию», «К моей чернильнице», «Послание цензору» — раздумья о превратностях судьбы, о творчестве и положении дел в литературе.

В романтической лирике запечатлен неповторимый психологический облик самого Пушкина. В поэмах была создана романтическая модель действительности, ставшая актуальной для многих русских поэтов-романтиков. Поэмы «Кавказский пленник» (1821), «Братья-разбойники» (1821-1822), «Бахчисарайский фонтан» (1821-1823) и «Цыганы» (закончены в 1824 г. в Михайловском) — главное достижение Пушкина в период южной ссылки. Несмотря на разноречивые оценки читателей и критиков, поэмы упрочили славу Пушкина как первого поэта России.

Испытав сильнейшее влияние личности и творчества Дж .Г. Байрона, Пушкин преобразил русскую романтическую поэзию. Он встал у истоков нового — активного, бунтарского — течения в русском романтизме. Главной особенностью этого течения, отличавшей его от созерцательного, элегического романтизма 1810-х гг., стало иное отношение к действительности. Не уход от реальности, выражавшийся в мистическом переживании одиночества, вдохновлял Пушкина-романтика. В его произведениях — в лирике и особенно в поэмах — на первом плане гордый, свободолюбивый человек в конфликте с окружающей действительностью. Пушкин создал образы романтических героев (пленник, Алеко), стремящихся порвать с цивилизацией, найти новые жизненные ценности (свобода, близость к природе, любовь-страсть). Его привлекали гордые, волевые люди, бросающие вызов судьбе (таковы, помимо героя поэмы «Кавказский пленник» и Алеко, Зарема и Земфира).

В то время, когда русские писатели и критики еще спорили о том, способны ли романтики создать русскую национально-самобытную поэзию, Пушкин дал весомые творческие аргументы в пользу новой художественной системы. Образы, мотивы и стиль романтической поэзии Пушкина на долгие годы определили творческие поиски русских романтиков. Однако Пушкин, автор «образцовых» романтических произведений, неудержимо двигался вперед. Уже в годы южной ссылки ему стало тесно в рамках жанровой и стилевой системы романтизма.

В мае 1823 г., в Кишиневе, началась работа над романом в стихах «Евгений Онегин». Замысел Пушкина был новаторским: поэт искал новый сюжет, который позволил бы преодолеть романтическую условность сюжетов «южных» поэм, нового героя, тесно связанного с жизнью общества, новый стиль.

 

В июле 1823 г. Пушкина перевели в Одессу в распоряжение графа М.С.Воронцова. Пребывание в Одессе, европейском городе, напомнившем поэту Петербург, было до предела заполнено светской жизнью и напряженной творческой работой. Пушкин испытал здесь сильные и памятные любовные увлечения Амалией Ризнич и Каролиной Собаньской, «могучую страсть» к Е.К.Воронцовой. За год с небольшим он нажил себе врага в лице Воронцова, который не хотел видеть в Пушкине первого поэта России и всегда подчеркивал, что Пушкин — всего лишь один из его чиновников. Стараниями Воронцова поэт был отправлен в отставку «за дурное поведение» и атеизм, усмотренный в одном из перехваченных частных писем. Пушкин получил предписание ехать в родовое имение Михайловское Псковской губернии.

Период ссылки в Михайловское (август 1824 — сентябрь 1826). В эти годы Пушкин по-прежнему изгнанник, хотя его статус существенно изменился. Михайловское — это настоящая, ничем не закамуфлированная ссылка. Поэт был лишен свободы передвижения. За ним установили двойной надзор: полицейский и церковный, ведь от имени царя ему предъявили одно из самых страшных обвинений — в атеизме и растлевающем воздействии на умы молодежи. Никаких сроков ссылки не было оговорено. Попытка выехать из Михайловского под предлогом болезни к успеху не привела. Пушкин оказался фактически вычеркнутым из жизни. Только тесная дружба с помещицей села Тригорское П.А. Осиповой и ее дочерьми и интенсивная переписка связывали поэта с внешним миром.

Письма Пушкина перлюстрировались, общение с ним вызывало подозрение и могло свидетельствовать о политической неблагонадежности. Но несмотря на это, в январе 1825 г. Пушкина посетил И.И.Пущин, а в апреле — А.А.Дельвиг. В августе состоялась встреча с А.М.Горчаковым. В Михайловском Пушкин получил известие о внезапной смерти своего гонителя Александра I. Дошли слухи о событиях на Сенатской площади 14 декабря 1825 г. и следствии над участниками восстания, проводившемся новым царем Николаем I. Первая половина 1826 г. для Пушкина прошла под знаком размышлений о том, как трагедия декабристов и новое царствование повлияют на его судьбу. В сентябре 1826 г. он был вызван в Москву для разговора с царем.

Михайловский период творчества — время смены эстетических ориентиров Пушкина. Его художественная система лишилась цельности и определенности, характерной для периода южной ссылки. Пушкин устремился к неизвестному и неизведанному. Осознав исчерпанность художественной системы романтизма, он двигался к новым принципам изображения человека и действительности, которые позднее были названы реалистическими. Не следует, однако, представлять себе этот процесс в виде некоей прямой линии. Романтизм не мог быть просто «отменен». Огромный творческий потенциал романтического творчества был усвоен поэтом, создав предпосылки для движения к новой цели — к «поэзии действительности».

Пушкинский романтизм не укладывается в хронологические рамки периода южной ссылки. В Михайловском была завершена лучшая романтическая поэма «Цыганы», написан шедевр романтической лирики — стихотворение «К морю». Мотивы и образы романтизма ощутимы во многих стихотворениях («Разговор книгопродавца с поэтом», «Желание славы», «Андрей Шенье», «Пророк»). Именно в лирике сила романтической инерции была наибольшей.

Однако и в лирике, и особенно в эпических стихотворных произведениях стремление Пушкина преодолеть жанровые и стилевые каноны романтизма, сменить романтическую точку зрения на мир и человека становилось все более очевидным. Многие стихотворения теряют жанровую определенность, поэт преодолевает ограниченность словаря романтиков. Меняется стиль любовной лирики — слово поэта точно фиксирует психологическую уникальность его переживаний («К***» («Я помню чудное мгновенье...»), «Сожженное письмо», «Под небом голубым страны своей родной...», «Признание»). Пушкин создает цикл стихотворений «Подражания Корану» и «Песни о Стеньке Разине», в которых осваивает образность восточной поэзии и русского фольклора. В поэме «Граф Нулин» и в центральных главах «Евгения Онегина» (III-VI), написанных в Михайловском, Пушкин еще дальше уходит от романтизма.

Веха в творческом самоопределении Пушкина-реалиста — историческая трагедия «Борис Годунов», законченная 7 ноября 1825 г. В ней отразились новые представления поэта о соотношении истории и личности, истории и народа, его интерес к трагическим, переломным эпохам в истории России. Первый опыт Пушкина-драматурга был антиромантическим: он не делал своих персонажей рупорами авторских идей, избегал прямолинейных сопоставлений прошлого и настоящего. Пушкин стремился показать трагедию монарха и трагедию народа, а самое главное — посмотреть на историю «взглядом Шекспира», то есть объективно, непредвзято разобраться в реальной сложности взаимоотношений власти и народа.

«Бориса Годунова», высоко оцененного самим писателем, многие современники признали неудачным, не соответствующим законам сцены. Глубина пушкинских исторических прозрений также ускользнула от них. И это весьма примечательный факт: именно в михайловский период творчества между Пушкиным и современной романтической литературой наметились первые противоречия, которые впоследствии привели к непониманию многих его произведений. Произведения, созданные в Михайловском, ясно определили реалистическую перспективу творческого развития Пушкина-художника. Он уже опережал литературу своего времени.

Творчество второй половины 1820-х гг. (сентябрь 1826 — начало сентября 1830). Хронологические рамки этого периода определены двумя важными событиями в жизни Пушкина. Первое — разговор с Николаем I в Москве 8 сентября 1826 г., переменивший его судьбу. Пушкин был возвращен из ссылки, ему разрешили жить в Москве, а в 1827 г. и в Петербурге. В ответ на откровенное признание поэта в том, что если бы он 14 декабря 1825 г. оказался в Петербурге, то непременно вместе с друзьями вышел бы на Сенатскую площадь, Николай I простил его и даже пообещал быть цензором пушкинских произведений. Второе событие — приезд в родовое имение Болдино для устройства имущественных дел накануне женитьбы на Н.Н.Гончаровой. Между этими событиями пролегли четыре года, заполненные переездами и странствиями по России, встречами с самыми разными людьми, светской суетой, любовными увлечениями, литературными спорами и творческим трудом.

В первые месяцы после шестилетнего изгнания Пушкин напряженно размышлял об уроках декабристского восстания, о своем чудесном избавлении, парадоксально совпавшем со следствием, казнью, тюремным заключением и каторгой многих его единомышленников (стихотворение «Арион»). Прощенный царем, он не склонил «гордой головы» перед ним. Рискуя навлечь гнев Николая I, Пушкин послал в Сибирь, на каторгу слова привета, участия и надежды (стихотворения «И.И.Пущину» и «Во глубине сибирских руд...»).

Размышления о современности, о перспективах нового царствования привели поэта к теме Петра I («Стансы», неоконченный исторический роман «Арап Петра Великого», поэма «Полтава»). В «Стансах» (1826) Пушкин призвал Николая I быть во всем похожим на «пращура». Новый царь поразил поэта прямотой и готовностью к реформам.

Однако к концу 1820-х годов Пушкин понял, что его надежды на Николая I иллюзорны. В 1827-1828 гг. поэт вновь испытал на себе коварство царя: у него требовали показаний по делам о распространявшемся в списках отрывке из элегии «Андрей Шенье» (1825), озаглавленном «14 декабря», и об авторстве поэмы «Гаврилиада», написанной еще на юге. Царь проводил в отношении Пушкина политику «ласкового кнута». Он великодушно миловал поэта за литературные «грехи» молодости и обещал свое расположение, а через шефа жандармов А.Х.Бенкендорфа выражал неудовольствие поступками Пушкина, мелочно придираясь и требуя от него безусловной лояльности.

«Полтава» (1828) — единственная историческая поэма Пушкина — крупнейшее произведение, написанное во второй половине 1820-х гг. В ней представлена «героическая» концепция личности Петра I и петровской эпохи. В сюжете поэмы изображение триумфа «России молодой» в лице неудержимого Петра переплетено с драматической историей любви и предательства Мазепы. Поэт нащупывал новый подход к истории, в полной мере проявившийся позднее в «Капитанской дочке».

Вторая половина 1820-х гг. — время создания многих лирических шедевров — отмечена высоким уровнем творческого самосознания Пушкина. Размышления о поэте получили законченный, концептуальный характер в программных стихотворениях «Поэт» (1827), «Поэт и толпа» (1828) и «Поэту» (1830). Усилился интерес Пушкина к философской проблематике: написаны стихотворения «Воспоминание» («Когда для смертного умолкнет шумный день...»), «Дар напрасный, дар случайный...», «Предчувствие», «Утопленник», «Анчар» (все — 1828 г.), «Дорожные жалобы», «Жил на свете рыцарь бедный...», «Брожу ли я вдоль улиц шумных...» (все — 1829 г.). Эти произведения отразили жизненный опыт поэта, круг философских вопросов, которые не переставали волновать его и в 1830-е годы. Лирика второй половины 1820-х гг. свободна от жанровых и стилевых ограничений. Лирическому слову « возвращен был его предметный смысл, и тем самым поэту дано невиданно острое орудие для выражения насущной, современной мысли» (Л.Я.Гинзбург).

Осуществлению многих творческих замыслов Пушкина мешала суетная петербургская и московская жизнь. Поэт по-прежнему, как и в послелицейские годы, разрывался между светскими обязанностями и литературными делами, поездками и любовными увлечениями. С трудом продвигалась работа над заключительными главами «Евгения Онегина». Рукописи, как никогда прежде, усеивались «обломками» едва начатых произведений, многие из которых так никогда и не были осуществлены.

В неустроенной жизни Пушкина в конце 1820-х гг. появился новый мотив: поиск дома, семьи, общества близких людей, — он жаждал того, чего был лишен с детства. В 1828 г. Пушкин сделал предложение А.А.Олениной и получил отказ. В декабре этого же года на балу у московского танцмейстера Йогеля он встретил родители красавицы дали неопределенный ответ.

В мае — сентябре 1829 г., не получив разрешения царя, Пушкин совершил самое большое путешествие после южной ссылки — на Кавказ (Орел, Кубань, Кабарда, Ингушетия, Армения). Его итогом стали дорожные записи, изданные в 1836 г. под названием «Путешествие в Арзрум». В апреле 1830 г. Пушкин сделал повторное предложение Н.Н.Гончаровой. На этот раз оно было принято.

Волдинская осень (1830) — короткий, но самый плодотворный период в творчестве Пушкина. Количество написанного им за три месяца вынужденного затворничества (из-за холерных карантинов) сопоставимо с результатами творческого труда за предшествующее десятилетие.

Пушкин создал совершенно разноплановые произведения — и по содержанию, и по форме. Первыми были прозаические «Повести покойного Ивана Петровича Белкина», написанные в сентябре-октябре. Параллельно шла работа над шуточно-пародийной поэмой «Домик в Коломне» и последними главами «Евгения Онегина». В конце октября — начале ноября одна за другой появились «маленькие трагедии» — цикл философско-психологических «пьес для чтения»: «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Пир во время чумы». «Урожайная» Волдинская осень принесла «Сказку о попе и о работнике его Балде», «Историю села Горюхина». Фон пушкинского «пира воображения» — лирическая поэзия: около 30 стихотворений, среди которых такие шедевры, как «Элегия» («Безумных лет угасшее веселье...»), «Бесы», «Моя родословная», «Румяный критик мой, насмешник толстопузый...», «Заклинание», «Стихи, сочиненные ночью во время бессонницы», «Герой», «Для берегов отчизны дальной...»

Значение Болдинской осени в творчестве Пушкина определяется тем, что большинство написанных произведений — реализация более ранних замыслов поэта и в то же время своеобразный пролог к его творчеству 1830-х гг. Окончание «труда многолетнего» — романа «Евгений Онегин» — символический итог пушкинского художественного развития 1820-х гг.: ведь роман «рос» вместе с автором. В творческом поле «романа в стихах» находились многие произведения — стихотворения, поэмы, первые прозаические опыты. Именно в работе над «Евгением Онегиным» с наибольшей полнотой раскрылось движение Пушкина к «поэзии действительности». Сбылось и высказанное в романе наблюдение автора: «лета к суровой прозе клонят». «Повести Белкина», в которых Пушкин «попрощался» с сюжетами и героями сентиментальной и романтической литературы, стали началом нового, «прозаического» периода творчества. Философская линия творчества Пушкина, мощно заявившая о себе в «маленьких трагедиях» и в лирических произведениях, написанных в Болдине, продолжилась в 1830-е гг.

Творчество 1830-х гг. (1831-1836 ). Общественные и бытовые обстоятельства, на фоне которых развивалось творчество Пушкина в 1830-е гг., были исключительно неблагоприятными, несмотря на то, что 18 февраля 1831 г. состоялась долгожданная свадьба с Н.Н.Гончаровой и в этом же году поэт был вновь зачислен на государственную службу — для работы над «Историей Петра». В конце 1833 г. царь пожаловал Пушкину придворное звание камер-юнкера, которое «первый поэт» России счел для себя оскорбительным.

Пожалуй, никогда прежде, даже в годы изгнания, жизнь Пушкина не была столь несвободной и беспокойной. Каждый год, прожитый Пушкиным после его тридцатилетия, приближал «последний акт» драмы человека и поэта, оказавшегося крепко связанным не только желанными брачными узами, но и оковами царской службы, путами общественного мнения, долгами и материальными заботами. Психологический дискомфорт Пушкин испытывал постоянно. Радости спокойной семейной жизни и вдохновенного творческого труда были нечастыми. Мрачное пророчество поэта, высказанное в болдинской «Элегии» («Сулит мне труд и горе / Грядущего волнуемое море»), сбылось.

Неблагоприятной для Пушкина была и литературная атмосфера 1830-х гг. Гражданские стихотворения «Перед гробницею святой...», «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина», написанные в начале 1830-х гг., вызвали обвинения в политическом ренегатстве. Многие произведения, созданные в это время и ранее, не имели успеха («Борис Годунов», «Повести Белкина», сказки, «История Пугачева») или не были опубликованы. В печати началась кампания травли Пушкина, инспирированная его давним недругом, журналистом и писателем Ф.В. Булгариным. Побуждаемый политическими и коммерческими соображениями, под предлогом борьбы с «литературной аристократией» Булгарин пытался обосновать тезис об оскудении пушкинского таланта. Пушкин, вынужденный тратить силы на бесплодную литературную полемику, добивался разрешения на издание собственного журнала (четыре книжки «Современника» вышли в 1836 г.).

Падение популярности Пушкина было вызвано не только литературной конъюнктурой, но и более глубокими причинами. Их корни уходят в 1820-е гг. Последнее десятилетие пушкинского творчества совпало с завершающим периодом развития русского романтизма, который в 1830-е гг. (до появления в литературе М.Ю.Лермонтова) стал эпигонским, «массовым». Критерием «художественности» нередко являлся коммерческий успех произведений. Творческие поиски и эксперименты Пушкина, еще в середине 1820-х гг. решительно повернувшего к реализму, противоречили господствовавшим представлениям о литературе, литературным вкусам и мнениям. В последние годы творчества Пушкина трещина в его отношениях с современной литературой достигла угрожающих размеров.

Тем очевиднее «подвиг благородный», который Пушкин совершал вопреки житейским и литературным обстоятельствам. Он стремился стать духовным вождем русского просвещенного дворянства. В истории России оно, по убеждению Пушкина, всегда было обращено и к прогрессивной самодержавной власти (ее символ для поэта — Петр I), и к народу. Символом народа для Пушкина стал Пугачев. Размышления о связи этих трех сил — самодержавия, просвещенного дворянства и народа — легли в основу философско-исторической концепции 1830-х гг., вдохновлявшей Пушкина-историка и Пушкина-художника.

Характер исторических трудов и художественно-исторических произведений, написанных в 1830-е гг., во многом определялся поисками духовных истоков современной действительности. Работа над «Историей Петра» в 1831-1833 гг. привела к странному, на первый взгляд, но вполне объяснимому с точки зрения представлений Пушкина об истории, смещению его интересов — от петровской эпохи к последней трети XVIII в., времени царствования Екатерины II. Весной 1833 г. он начал собирать материалы о Пугачевском бунте и писать роман «Дубровский» (остался незавершенным), в котором впервые показал крестьянское восстание. В сентябре этого же года, покинув архивы, Пушкин поехал на Урал и в Поволжье, где встретился с очевидцами народной войны, сохранившими память о Пугачеве.

В октябре - ноябре 1833 г., в Болдине, Пушкин написал «Историю Пугачева» и поэму «Медный всадник». Документальное историческое повествование о «народном царе» и поэма о «кумире на бронзовом коне» сошлись не только во времени. Их связь глубже — это разные проекции одного и того же круга размышлений писателя о прошлом и настоящем России. Позднее, в последнем крупном произведении Пушкина — романе «Капитанская дочка» — образ Пугачева был дан в таком же многозначном, символическом ключе, как и образ Петра в «Медном всаднике».

В произведениях, созданных в Болдине осенью 1833 г., Пушкин раскрылся как писатель философского склада. Были написаны повесть «Пиковая дама» — вершина пушкинских размышлений о роли судьбы в жизни человека, философские «сказки» — «Сказка о рыбаке и рыбке» и «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». Представления о связях человека с круговоротом природной жизни и свое понимание психологии творчества поэт выразил в лирическом шедевре «Осень».

Философская лирика 1834-1836 гг. — стихотворения «Пора, мой друг, пора!..», «...Вновь я посетил...», «Когда за городом, задумчив, я брожу...», «Отцы пустынники и жены непорочны...», «Из Пиндемонти», «Была пора: наш праздник молодой...» — и роман «Капитанская дочка» (1836) раскрывают две важнейшие грани пушкинского творчества последнего периода. Опираясь на личный опыт и мудрость, Пушкин устремился к вечному, общечеловеческому — к поэтическому познанию мира и человека. История в контексте пушкинских раздумий о человеке и природе, жизни и смерти, доме и кладбище предстает как стихийная сила, неподвластная воле и желаниям людей. Водоворот истории увлекает человека, препятствует осуществлению его заветных желаний, заставляя бороться за счастье, за право быть самим собой.

Итогом долгой и трудной «дороги свободной» сквозь «жестокий век», по которой прошел сам поэт, стало бессмертие. С особой гордостью Пушкин выразил эти мысли в своем поэтическом завещании — стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...» (1836).

В последние годы жизни Пушкина обострялась обстановка вокруг его семьи. Светские сплетни и интриги приблизили «последний акт» жизненной драмы поэта. 25 января 1837 г. Пушкин написал оскорбительное письмо голландскому посланнику барону Геккерену. Последовал вызов, сделанный от имени Геккерена его приемным сыном Ж.Дантесом, главным «героем» преддуэльной истории. Дуэль, на которой Пушкин был смертельно ранен, состоялась 27 января на Черной речке.

29 января (10 февраля) 1837 г., в 2 часа 45 минут дня Пушкин скончался. 3 февраля ночью гроб с телом Пушкина был вывезен из Петербурга в Святые горы Псковской губернии. 6 февраля поэта похоронили в Святогорском монастыре.

Печать Просмотров: 246935
Версия для компьютеров